Рыцари Пречистой Девы

100 руб.

Когда людям нужна помощь, они взывают к богам. Когда богам нужна помощь, они взывают к людям… Вот так же поступила и Инанна – великая богиня Добра и Света. В ее личном мире просыпается Великое Зло, и остановить его самостоятельно она не может. Ибо лень.

Но, разумеется, архимаг Креол не откажет Пречистой Деве в помощи. Будет долго ругаться, но не откажет. Особенно когда узнает о награде, обещанной за спасение огромного мира. А компанию ему составят, как всегда, гнусный мелкий джинн и навязавшаяся ученица из Сан-Франциско.

Хорошо хоть проводник на этот раз попался надежный и преданный…

Артикул: 002 Категория:

Детали

Год издания

Примечание

Включает одно приложение – "Правила игры в шатрангу".

Ознакомительный отрывок

Глава 1
Ванесса вышла из коцебу и с удовольствием вдохнула морозный лесной воздух. Утро выдалось приятное – ночью выпал свежий снег, припорошивший грязь, невесть откуда нанесенную Креолом.
Сам маг стоял на краю котлована и что-то орал тем, кто копошился внизу – невидимому Слуге и Бат-Криллаху. Слуга рыл, а демон следил, не появилось ли, наконец, искомое сокровище. За ночь яма углубилась так, что разглядеть ее дно без бинокля стало чрезвычайно затруднительным.
– Неужели им обязательно нужно было закапывать эту штуку так глубоко? – недовольно спросила девушка, набрасывая на плечи Креола шубу. Он сам совершенно равнодушно относился к холоду, хотя явно все чувствовал: кончики его волос даже превратились в тоненькую сосульку. – Кем бы они ни были…
Разумеется, маг не поблагодарил. Даже не поздоровался. И уж конечно, не ответил на вопрос: он продолжал орать на своих землекопов.
– Ну и пожалуйста… – фыркнула Ванесса, становясь рядом с ним и тоже заглядывая вниз.
Конечно же, она ничего не увидела. Коцебу приземлился в этом месте три дня назад и почти все это время Креол занимался тем, что рыл глубокую-преглубокую яму. Как он сам объяснил, там, на колоссальной глубине, должны отыскаться залежи руд чрезвычайно редкого металла – адаманта.
Откуда Креол узнал, что этот металл залегает именно здесь, он не сообщил.
Когда прошла первая эйфория от того, что у нее теперь есть собственный летучий дом, Ванесса слегка разочаровалась в коцебу. Нет, все, что маг наобещал, там было, но он как-то позабыл упомянуть о черепашьей медлительности своего творения: коцебу даже при полной выкладке не мог выжать больше двадцати пяти миль в час. Ну, если уж быть скрупулезно точной – двадцать пять с половиной.
Что поделаешь, слишком громоздким и неуклюжим получилось сооружение. Когда по воздуху движется старинный двухэтажный особняк, да еще с садом, глупо рассчитывать еще и на большую скорость.
Вопреки заявлению Креола там, в Сан-Франциско, коцебу все еще не покинул пределов планеты Земля. Маг настоял, что перед отправлением на Девять Небес нужно запастись кое-какими мелочами.
Некоторую их часть удалось приобрести в аптеках все того же Сан-Франциско, еще кое-что Креол закупил в антикварных лавках и зоомагазинах. Потом они почти целую ночь стояли посреди большого кладбища: Креол несколько часов запасался «материалом» по методу доктора Франкенштейна – попросту разрывая могилы. Еще чуть позже их обнаружил кладбищенский сторож, и Ванессе стоило большого труда уговорить своего личного мага сохранить ему жизнь. Креолу ужасно хотелось добавить к добытым органам немножко свежатинки.
Заодно Ванесса отоваривалась и сама. Она прикупила целую кучу разнообразной техники – от газонокосилки до компьютера; гору съестных припасов – в основном консервов; массу книг – об этом ее попросил Креол; и прочая, прочая, прочая. У нее неожиданно появилась куча свободных средств – когда Креол узнал, что в двадцать первом веке деньги делают из бумаги, то сначала долго хохотал, а потом за час составил новое заклинание и еще за час наштамповал целый чемодан купюр с изображением Бенджамина Франклина.
У всех у них был один и тот же номер.
Конечно, сначала Ванесса не соглашалась их использовать. Она сгоряча даже наорала на мага и обозвала его фальшивомонетчиком. Тот удивленно спросил, чем его деньги отличаются от тех, что печатает казначейство США. Разницы, в общем-то, и не было – как он объяснил, магическая копия соответствует оригиналу вплоть до последнего атома. А в его время фальшивыми монетами назывались те, в которых золота (или серебра) было меньше положенного, а уж кто их там чеканит…
В конце концов, Ванесса согласилась использовать фальшивые деньги за пределами Соединенных Штатов: в другой стране она уже не была полицейским. Да, собственно, и вообще больше не была: уволилась еще две недели назад, когда они стартовали из Сан-Франциско.
О своем уходе со службы Вон сообщила по телефону – ей ничуть не хотелось объясняться с Флоренс по поводу одного демонического и целой кучи человеческих трупов на старом складе. Судя по тому, как начальница на нее орала, Шеп самым подлым образом перекинул всю ответственность на бывшую напарницу. В общем-то, она на его месте поступила бы точно так же – ей-то теперь уже все равно.
Безусловно, Флоренс пыталась убедить Вон вернуться и предстать перед следствием – не как подозреваемая, упаси боже! Как свидетель. Честное слово, как свидетель! Объяснить по-хорошему, что же там все-таки произошло, и почему во всех желтых газетах появились фотографии летающего дома.
А заодно неплохо бы сдать оружие и значок…
Впрочем, значка у Ванессы все равно уже не было: когда Поляков ее обыскивал, полицейский жетон попал в число конфискованных предметов. Пистолет Вон тогда забрала – она любила свою «Беретту», – но вот про значок как-то позабыла.
Первые дни Ванессе было здорово не по себе: еще вчера у нее была работа, друзья, соседи… А сегодня у нее уже ничего этого нет, и она летит по небу в невидимом доме в компании с полубезумным шумерским магом, крошечным джинном без малейшего намека на мозги, жутким демоном из Квеццоль-Иина, напыщенным домовым и основательно пропылившимся призраком.
Но потом она привыкла, и даже стала находить в подобном существовании свою прелесть – постоянная смена пейзажей за окном, путешествия по всему свету в максимально комфортабельных условиях…
Да и компания не такой уж плохая.
За время полета маг успел перекрасить волосы: быть блондином ему ужасно не нравилось. Точнее, не перекрасил, а сделал эпиляцию, сунув голову в горящий камин, и вырастил их заново, на сей раз позаимствовав волосок у Черныша. Теперь он стал жгучим брюнетом, и, надо сказать, к его смуглой коже этот цвет шел куда больше.
Сначала он хотел отрастить еще и бороду, но потом передумал – завитые бороды-мочалки давным-давно вышли из моды, а другие фасоны магу не нравились.
Вопрос, откуда Креол узнал, где искать залежи адаманта, по-прежнему оставался открытым, но он с самого начала точно знал, куда лететь – прямо на север, в Канаду, к истокам реки Юкон. Именно там, посреди насквозь промерзших таежных дебрей, он и приземлил свой необычный летательный аппарат.
А потом указал Слуге место и приказал копать – безо всяких уточнений. Ну, тот и старался изо всех сил – изображал из себя крота вот уже третьи сутки. Подсчитайте, сколько за такой срок успеет выкопать сотня землекопов, не нуждающихся в пище и отдыхе, и вы поймете, сколько выкопал Слуга.
Очень много.
Конечно, по пути они делали немало и других остановок: как уже упоминалось, требовалось много чем запастись, прежде чем спокойно отправляться в путь. Если бы не это, полет занял бы всего дней шесть, а так продлился вдвое дольше.
Ванесса, например, закупила кучу теплой одежды. Она, бедная, всю жизнь прожила в штате Калифорния, а это теплые места. В ее родном Сан-Франциско снег выпадал раз в десять лет и вызывал бури восторга, считался редким подарком на Рождество.
Здесь, на севере Канады, она поняла, что завывающая за окнами вьюга, валящий стеной снег и жуткий мороз, который так и норовит забраться тебе под шубу, Рождество уж точно не украшают.
Да-да, именно здесь ей и предстояло встретить Рождество сегодня вечером! И она заранее не ожидала от этой встречи ничего хорошего: разве в такой компании отпразднуешь что-нибудь как следует? Вон еще помнила празднество в Лэнге и вполне понимала намерение Креола уничтожить это гнездилище демонов под корень.
– Зачем тебе эта штука? – дрожа от холода, спросила она.
– Адамант – самый прочный из металлов, ученица, – мрачно буркнул Креол. – И еще он обладает множеством магических свойств…
– Например?
– Он убивает демонов, Вон! Правда ведь, хозяин?
Вон недовольно покосилась в сторону этого комариного писка. Хубаксис тоже уже проснулся, и теперь вился рядом с хозяином, ужасно трясясь всем своим крошечным тельцем. Джинны вообще терпеть не могут холода, а Хубаксис, как-никак был на четверть ифритом – джинном огня. На остальные три четверти он родился маридом – воздушным джинном, но это его не слишком спасало.
Вот Бат-Криллах, напротив, ничуть не мерз: ему такой климат даже нравился.
– Но почему так глубоко? – снова спросила Вон.
– Потому что адамант очень редок. Потому что за всю историю этого мира было добыто адаманта немногим больше, чем нужно, чтобы сковать полный доспех для одного человека. Потому что он не лежит прямо под ногами, ученица! – наконец-то вышел из себя Креол. – Но я обещаю – как только мы вычерпаем то, что здесь есть, немедленно отправляемся на Девять Небес.
– А нас там, наверное, просто ждут не дождутся, да, хозяин? – противным голоском уточнил Хубаксис.
– Молчать, раб, – лениво приказал маг. – Эй, внизу, как там дела?!
– …ка! …го! …ет! – еле слышно донеслось оттуда.
Бат-Криллаху, похоже, нравилось в этом забое: он не выходил оттуда даже на обед. Видимо, свежевыкопанная пещера напоминала ему родной мир.
– Сегодня, между прочим, Рождество… – тоскливо напомнила Ванесса.
– Я помню, – снисходительно кивнул Креол. – Праздник в честь Эбела. Его стоит помянуть…
Почему-то маг упорно называл Христа Эбелом – безо всяких объяснений. Но относился он к нему с искренним почтением.
– Все, пошли в дом, – махнул рукой маг. – Я замерз.
– Наконец-то! – возмутилась Вон, у которой уже зуб на зуб не попадал. – Почему ты ничего не сделаешь с этим холодом?!
– Например? – удивился Креол, открывая дверь коцебу.
– Ну, я не знаю… наколдовал бы что-нибудь!
– Можно, конечно, согреть эти места, – пожал плечами Креол. – День-два работы, и тут будет теплый оазис с пальмами. До следующей зимы. А еще можно накрыть нас куполом… Но я предпочитаю просто терпеть, – закончил он. – Так проще.
Несмотря на это, оказавшись в доме, он первым делом уселся возле пылающего камина и принялся греться. Показалось, что пламя слишком слабое, тогда Креол повел дланью, и камин превратился в маленькую доменную печь. Ванесса даже испугалась, что маг обожжется: он почти забрался в огонь. Хубаксис, например, залез в него совершенно по-настоящему и теперь с восторженным визгом носился сквозь играющие языки пламени.
– Ты хотела знать, зачем мне адамант, ученица? – лениво поинтересовался Креол, выжимая волосы. – Изволь, отвечу. Я не был на Девяти Небесах уже пять тысяч лет. С тех пор, как я воскрес, я постоянно гадаю, жива ли еще Прекраснейшая…
– Это… та твоя знакомая? – осторожно поинтересовалась Ванесса. То, что Креол называл ее Прекраснейшей, девушке совсем не нравилось.
– Она. Я упоминал, что она богиня? – насмешливо хмыкнул Креол.
– Э-э-э… нет, кажется…
– Так вот, сейчас упоминаю. Нет никакой гарантии, что она пережила столь долгий срок: даже боги иногда умирают. В этом случае у Хрустальных Чертогов сейчас новый владелец, и я сильно сомневаюсь, что он обрадуется незваному гостю. Но даже если с Прекраснейшей все в порядке, она могла очень сильно измениться… Так или иначе, неплохо иметь дополнительный туз в рукаве.
Слово «туз» Креол узнал совсем недавно: за время их небесного круиза Ванесса от нечего делать обучила домочадцев покеру. Хотя Хуберт умел играть и раньше, Бат-Криллах отнесся к игре равнодушно, Креол вообще не видел смысла в таком бесполезном занятии, а Хубаксис соглашался играть только на раздевание. Ванесса же резонно заявляла, что игра на раздевание бессмысленна, когда один из игроков отродясь не носил никакой одежды, кроме собственных крыльев.
В общем, игра не задалась.
– И чем же тебе поможет эта дыра в земле? – наморщила носик Вон.
– Немногим, – откровенно признался Креол. – Но это все же лучше, чем ничего. Адамант – это единственный металл, оружие из которого способно убить даже бога. Если очень сильно повезет, конечно. Возможно, это вообще последнее месторождение адаманта в этом мире…
– Все-таки, откуда ты о нем узнал?
Креол что-то невнятно буркнул и отвернулся. Вот на этот вопрос он почему-то наотрез отказывался отвечать.
– Ну, будем надеяться на лучшее, – глубокомысленно заметил Хубаксис, вылезая из камина. – Может быть, леди Инанна…
– Не по имени!!! – неожиданно взорвался Креол, резко выхватывая из-за пояса жезл и с силой швыряя его в мелкого джинна. Тот только взвизгнул и юркнул обратно в огонь. – Сколько раз я приказывал никогда не называть ее имя, раб?! Еще раз сделаешь это, и я скормлю тебя твоим братьям – кутрубам!
Пока маг ловил своего раба, Ванесса снова вышла наружу. Кругом царила тишина, нарушаемая только тихим шуршанием на дне раскопа. Сосны-великаны окружали поляну со всех сторон, словно безмолвные деревянные стражи.
Вообще-то, до того, как они здесь приземлились, никакой поляны не было и в помине: Креол безжалостно испепелил десяток лесных исполинов, чтобы освободить место для посадки. На том месте, где они когда-то росли, еще чернели уродливые ямины: заклятие Испепеления не отпускает жертву, пока не превратит ее в кучку пепла.
– Завтрак подан, мэм, – сообщили сзади.
– Хорошо, Хуберт, я сейчас, – кивнула Ванесса, не трогаясь с места.
Многотонный бронзовый диск, составляющий основание коцебу, ввинтился в землю так же аккуратно, как до этого нес их всех по небу – без шума, пыли и тряски. Ванесса улыбнулась, вспомнив то, что осталось на месте их дома в Сан-Франциско – безукоризненный глубокий круг ста двадцати футов в диаметре. Вот именно такие круги уфологи и обсуждают с пеной у рта, споря, есть ли это след от летающей тарелки или просто чья-то неудачная шутка.
Вообще, полет проходил просто идеально – пока не взглянешь в окно, ни за что не поймешь, что находишься на высоте шести миль над морем и движешься со скоростью в двадцать пять миль в час. Не самая большая скорость, но все-таки.
Хотя в воздухе Ванессу поджидал неприятный сюрприз: вырубились сразу все электроприборы. А как же иначе – проводку-то за собой не утянешь. Пришлось в первом же городке покупать мощный генератор, какими пользуются полярники, а то Хубаксис уже привык к телевидению. Это Креол все еще относился к современным удобствам с подозрением.
С водой тоже возникли серьезные проблемы, но тут современная техника помочь уже не могла. Зато помогла магия. Ванесса купила и установила в подвале бак на пятьсот галлонов, а Креол где-то раз в неделю наполнял его водой, сотворенной прямо из воздуха. По его словам, трансформация воздуха в воду и наоборот – чуть ли не самая легкая из всех трансформаций.
Из кармана раздалось пиликанье скрипок: зазвонил мобильный.
– Офицер Ли у аппарата, – привычно ответила Ванесса. – То есть, уже не офицер… а, это ты, папа? У нас все в порядке. И тебя с Рождеством. В Канаде, а что? Нет, не в Торонто. На севере… да тут вообще никаких городов нет. Ближе всего?.. Подожди… Форт-Лиард, кажется. Да я не знаю, мы там не были. Покрытие?.. Нормальное покрытие. Через спутник, наверное. А как вы с мамой? Как Денвер? А где же вы? А, в Бостоне… Тогда как Бостон? Говорю же, у нас все в порядке! Нет, не собираемся! Папа, что ты несешь, ты же знаешь, что я не собираюсь выходить за него замуж! А он жениться. Да. Нет, тебе показалось. Нет. Нет, маме не говори. Да как тебе сказать… Землю копаем. Да, прямо вот так и копаем! Хотя тут и холодно, как в заднице у эскимоса! Я не ругаюсь! Нет, не ругаюсь! Ну какая тебе разница, зачем? Куда? В Бостон? Может быть… потом. Ну, я не знаю, как он к этому отнесется… В другой мир. Да, я серьезно! Нет, не такой, как Лэнг, наоборот. Совсем наоборот! Я тебе открыточку пришлю! И маме тоже! И Эдит… а она разве в Бостоне? Куда?! Надеюсь, ты ей сказал, что мы переехали? Ф-фух… папа, ты меня так больше не пугай! Да, я знаю, что она моя сестра. Нет, не собираюсь. Папа, ну хватит уже! Не надо за меня беспокоиться, я уже большая девочка! Вот мама же не звонит каждые пять минут… Фу, папа, как не стыдно так говорить?! Я понимаю, что мама немного… эксцентричная, но это не повод так о ней говорить! Нет, не зови ее! Не надо, папа, умоляю! Все, у меня батарейки садятся, отключаюсь!
Вон выключила телефон и, все еще отдуваясь, сунула его обратно в карман. С тех пор, как она позвонила отцу – сообщить, что они улетают в неизвестном направлении, тот названивал по два-три раза в день, все время задавая одни и те же вопросы. Хорошо хоть, мама отнеслась к этой новости равнодушно – впрочем, ей сказали, что дочь просто отправилась в «предсвадебное» путешествие. К этому она отнеслась с пониманием – Агнесс Ли и сама не могла усидеть дома дольше, чем месяц-полтора.
– Я посоветовал бы мэм поторопиться, – донесся до нее чопорный голос домового, – иначе она рискует остаться без завтрака. У сэра очень хороший аппетит.
– А у Хуби? – поинтересовалась Вон.
– О, у этого… – презрительно поморщился Хуберт. – Я рискнул бы предположить, что если его размеры когда-нибудь будут соответствовать его аппетиту, он не поместится в вашем доме.
Хуберт никогда не называл дом «нашим» – он всегда подчеркивал, что его исключительными владельцами являются Креол и Ванесса. Для него же это не дом, скорее уж часть тела.
– Интересно, куда они девают землю? – пробормотала Вон себе под нос, бросив взгляд на чернеющее отверстие в земле, порядком портящее пейзаж, и пошла за Хубертом.
– Креветки в винном соусе, мэм! – объявил домовой, ставя перед ней блюдо. – Говяжий бифштекс с тушеным горошком и паприкой! Моцарелла по-неаполитански! Шоколадное мороженое с земляникой!
Ванесса облизнулась – Хуберт, как всегда, был на высоте. Жаль, что остальные едоки этого не ценили.
Перед ней, Креолом и даже Хубаксисом лежали полные наборы столовых приборов – по три вилки разных размеров, столько же ложек и ножей. Но кроме Вон ими никто не пользовался. Креол использовал одну только ложку, да и то лишь когда подавали жидкую или рассыпчатую пищу, а в остальных случаях ел прямо руками. Хубаксис так и вовсе усаживался прямо в тарелку и начинал противно чавкать, поглощая изысканные деликатесы со скоростью маленького пылесоса.
Кстати, Хуберт правильно сделал, что поторопил ее – эти двое даже и не подумали подождать опоздавших. Более того – если бы Вон задержалась еще немного, они бы нахально сожрали и ее порцию. Прецеденты уже случались.
– Спасибо, Хуберт, все было очень вкусно, – улыбнулась Ванесса, утирая губы салфеткой.
Домовой чопорно поклонился и начал убирать со стола. Вообще-то, ему было безразлично, благодарят его или нет. Креол говорил, что подавляющее большинство домовых – трудоголики. Им доставляет удовольствие сам процесс обслуживания дома и живущих в нем, так что благодарить их за это не имеет смысла – от этого ничего не изменится. Может быть, он был и прав, но Ванесса тогда заявила, что банальная вежливость требует сказать «спасибо». Разумеется, Креол только усмехнулся: его-то уж точно нельзя было назвать вежливым.
– Господин Креол! Господин Креол!
В столовую влетел Бат-Криллах – мелкий демон, похожий на лысую мартышку с жуткой харей монстра из космоса. Он кое-как ковылял на трех руках, а в правой передней с трудом удерживал темно-сиреневый слиток слегка посверкивающего металла.
– Мы выкопали его, господин Креол! Больше там нет, к сожалению…
– Адамант! – восторженно воскликнул Креол, выхватывая сокровище из руки элвена. – Как много! Я не ожидал, что будет так много!
Ванесса разочарованно моргнула. И вот это – много? Слиток был лишь чуть больше человеческой головы. Конечно, если этот металл такой ценный… но все равно, какие же это залежи, из одного слитка?
Последнюю фразу она произнесла вслух.
– Это самые богатые залежи, какие только можно представить! – отчеканил Креол, любовно лелея слиток в руках. – Адамант в тысячу раз дороже золота – один-единственный адамантовый меч стоит целого дворца! У императора Лугальбанды был такой… причем даже не совсем адамантовый… знаешь, сколько он за него заплатил? Так, ну я пошел…
Маг сунул добытый адамант подмышку и удалился в одну из задних комнат – за последние недели он устроил там нечто вроде кузницы. Ванесса пару раз видела, как он кует артефакты – левая рука превращалась в живой огнемет, а кулаком правой он бил прямо по раскаленному металлу. Никаких вспомогательных средств маг не использовал – только собственные руки и почерневшая каменная глыба вместо наковальни.
– К обеду тебя не ждать? – привычно крикнула ему вслед Вон.
– И к ужину тоже! – отозвался маг.
Так и получилось. На целый день Креол заперся в кузнице, оглушая весь дом ужасным грохотом. Несмотря на то, что кузнечный молот ему заменял собственный кулак, шуму от него почему-то было не меньше, чем от молота.
Первым делом Ванесса освободила от работы Слугу, все еще продолжавшего рыть с упорством идиота. Потом она вместе с Хубаксисом и Бат-Криллахом смотрела телевизор. Впрочем, второй присоединился к ним только из вежливости: глаза демона были устроены как-то по-другому, и телевизионная картинка представлялась ему мельтешением цветных пятен. Потом был обед.
После обеда Вон читала магическую книгу Креола – с тех пор, как маг посвятил ее в ученицы, она дошла едва ли до половины. Потом ей надоело читать (примерно через две с половиной минуты), и она стала просто листать страницы в поисках картинок.
Одну нашла почти сразу – изображение жуткого чудища. То есть, сначала оно не показалось ей таким уж жутким – просто чешуйчатая горилла с осьминогом вместо головы. Но потом она заметила мост Золотые Ворота, нарисованный рядом, чтобы показать масштаб… и книга чуть не выпала у нее из рук. Если Креол не ошибся в размерах, монстр вполне мог бы использовать Эмпайр-стейт-билдинг вместо бейсбольной биты, а такие гиганты, как Кинг-Конг и Годзилла, смотрелись бы рядом с ним не опаснее тараканов. Кроме самого рисунка, на странице было только имя чудовища.
Его звали Ктулху.
Тот самый Ктулху, который, по словам Креола, со дня на день должен был проснуться. Тот самый Ктулху, которому Креол собирался бросить вызов. Тот самый Ктулху, который… который тот самый Ктулху, в общем.
Ванесса немедленно бросилась узнавать, нет ли здесь какой ошибки, но Креол по-прежнему сидел в кузнице и не слышал стука в дверь (или притворялся, что не слышит), а Хубаксис и Бат-Криллах ушли (частично улетели) гулять по лесу. Вон тут же забеспокоилась, как бы они не отыскали там какого-нибудь заблудившегося охотника, и пошла их искать.
Когда спустя примерно час она отыскала их, пытающихся поймать до чертиков перепуганную белку, то уже и думать забыла о картинке в книге. При одном виде того, как Бат-Криллах сидит под сосной и лениво лает по-собачьи, а Хубаксис скачет на белке, словно матадор на бешеном быке, Ванесса уселась прямо на снег и начала истерично смеяться.
Ни Бат-Криллах, ни Хубаксис прекращению забавы не обрадовались. Обрадовалась только белка.
Потом был ужин. Рождественский ужин. Хуберт приготовил великолепную индейку, и Вон пришлось буквально удерживать Хубаксиса поперек туловища – тот изо всех сил рвался забраться внутрь и сожрать все один. Это Бат-Криллах клевал, как птичка – по одному волоконцу.
Креол заявился уже в самом конце, когда от индейки мало что осталось. Хубаксис позаботился. Тем не менее, маг, вопреки обыкновению, не разозлился. Он выглядел донельзя довольным, а в руках держал несколько неряшливо склеенных свертков.
И еще один предмет – великолепную темно-сиреневую саблю. Тонкую как бритва, слегка изогнутую на конце, с очень удобной рукоятью из нержавеющей стали.
– Адаманта осталось еще на четыре таких, – гордо сообщил Креол, взмахивая саблей. – Жаль, что я так и не научился владеть оружием…
– Вау… – восторженно прошептала Вон, протягивая руку к лезвию. – Острая?
– Не трогать!!! – взревел маг, отшатываясь от нее. – Никогда не прикасайся к острию!
– Да я просто… – обиделась девушка.
– Ни-ког-да! – по словам повторил Креол. – Смотри!
Он слегка коснулся отточенным лезвием края стола и… уголок столешницы упал на пол. Ванесса уставилась на это во все глаза. Не осталось ни стружек, ни шероховатостей – идеально гладкий срез, чище, чем от лазера. А ведь Креол даже не нажимал на рукоять: едва прикоснулся!
Вон представила, что было бы, если бы она провела пальцем по этой штуке, как собиралась, и содрогнулась.
– Потому для адамантового оружия невозможно сделать ножны, – наставительно сообщил Креол. – Одно неосторожное движение, и они распадутся на две половинки. Эту саблю нельзя носить на поясе – чуть дернешься, и останешься без ноги. Держать надо только в руках, а хранить в подвешенном состоянии, иначе… Мне известен один-единственный материал, который не подвластен адаманту…
– Какой? – тут же стало интересно Вон.
– Есть одно такое дерево… Очень редкое, просто редчайшее… по-моему, в этом мире его уже не осталось. Его древесина так прочна, что ее не разрежешь даже адамантом…
Креол замолчал, любуясь своим творением. Ванесса тоже любовалась – как ни крути, а в холодном оружии есть какая-то неповторимая красота, которой никогда не приобрести всяким пистолетам и автоматам.
– Хозяин, а что в остальных свертках? – уселся у Креола на плече Хубаксис.
– Каких еще «остальных»? – презрительно фыркнул маг. – Я еще ни одного не вскрывал!
– А правда, что там? – заинтересовалась и Вон.
– Подарки… – неохотно буркнул Креол. – Ты же сама говорила, что на праздник Эбела нужно всем дарить подарки? Вот я и…
Ванесса сначала не поверила ушам. Она-то сама приготовила рождественские подарки давным-давно: сегодня ночью собиралась подсунуть их под елку, которую они с Хубертом установили в холле. Креолу, например, она купила новый свитер, коробку шоколадных конфет и очень толстую энциклопедию земной флоры и фауны – он давно требовал такую книгу.
Но получить подарок на Рождество от него?! Такого она никак не ожидала.
– Вообще-то, их надо положить под елку и развернуть утром… – нерешительно начала она, – …но давай уже, разворачивай быстрее! Интересно же!
Креол почесал переносицу, неуверенно глядя на пять совершенно одинаковых свертков, потом взял наугад один из них и принюхался к нему.
– Это тебе, – он сунул его Бат-Криллаху.
Демон буквально разорвал оберточную бумагу в клочья, чуть ли не повизгивая от любопытства. Ему-то уж точно никогда в жизни не делали подарков!
Внутри оказался… ошейник. Весьма стильный, из черной кожи с бронзовыми заклепками и застежкой в виде собачьей головы, но все-таки ошейник. Ванесса неодобрительно посмотрела на мага: ей показалось, что он издевается над бедным элвеном.
Однако тот выглядел крайне довольным.
– Благодарю вас, господин Креол, – оскалился он, надевая эту штуку на шею. – Теперь можно даже домой не возвращаться…
Надев ошейник, Бат-Криллах принялся осторожно вращать его, пока собачья голова не оказалась точно над грудью. Что-то щелкнуло, демона на миг словно окутало облачко дыма, и он… превратился в собаку!
– Ошейник Личины, – гордо пояснил Креол. – Чтобы ему больше не надо было прятаться.
– Собака, господин Креол? – с некоторым удивлением осмотрел себя Бат-Криллах. – Я думал, что это будет обезьяна – на них я похож больше, вам было бы легче…
– Маг не идет легким путем, – растянул губы в улыбке Креол. – Пользуйся…
Рука Ванессы невольно потянулась погладить Бат-Криллаха: в нынешнем обличье он выглядел настоящей очаровашкой. Порода – бельгийская овчарка, совершенно черный, с изящной гривой вдоль спины. От обычной собаки его отличало только две детали – совершенно не собачьи глаза, в которых просто-таки светился разум, и неестественная неподвижность хвоста, бестолково висящего сзади.
У элвенов-то хвостов нет…
– Вы не возражаете, если я пойду прогуляюсь, господин Креол? – вежливо спросила собака, и, получив разрешение, гордо удалилась.
– Я следующий! – в нетерпении подлетел поближе джинн.
– Нет, это не твое, – покачал головой маг, понюхав следующий сверток и протягивая его Хуберту. – Это тебе.
Брауни выглядел донельзя удивленным: ему тоже вряд ли когда-нибудь что-нибудь дарили. В свертке оказалась бутыль с янтарно-желтой тягучей жидкостью.
– Репродукционный Лак? – благоговейно вынул пробку домовой. Он с наслаждением принюхался к довольно неприятному запаху и подтвердил: – Да, он самый… Прошу прощения, сэр, я должен немедленно его испытать.
Когда он растворился в воздухе вместе с бутылью, Вон удивленно спросила:
– Что это за штука?
– Он же сказал – Репродукционный Лак, – пожал плечами Креол. – Дом, пропитанный таким лаком сверху донизу, может сам залечивать свои разрушения. Даже если разрушить его до состояния щебня, он со временем станет таким же, как прежде. Не сразу, конечно, потребуются месяцы… Домовой, у которого есть бутылка с таким лаком, может прожить гораздо дольше обычного домового. Ты же знаешь, они обычно умирают, если разрушить их дом…
– Теперь знаю, – не стала вдаваться в детали Вон.
– Хозяин, а мне?! Мне, мне, мне?! – проныл Хубаксис.
– На, это тебе! – тут же вспылил Креол, суя джинну самый крошечный сверток. – Может, ты хоть теперь успокоишься?!
Что было в свертке, Ванесса толком не разглядела: Хубаксис развернул его, счастливо взвизгнул и тут же унесся прямо сквозь потолок. Она только и успела заметить, что это было нечто, похожее на треугольный кусок стекла.
– Что ты ему подарил?
– А, джинновские безделушки… – рассеянно отмахнулся Креол. – Ты вряд ли поймешь, зачем это нужно – я и сам толком не понимаю… Ладно, остались только твои.
– Мне целых два?! – восхитилась Вон, тут же разворачивая один из свертков. – Спаси… бо.
Вид у нее был донельзя разочарованный, ведь в свертке оказался ее собственный пистолет – укороченная «Beretta-92» с однорядным магазином. Она недоуменно повертела в руках и чуть приподняла бровь, требуя объяснений. Дарить человеку его собственную вещь – это как-то…
– Я уже вложил подарок внутрь, – с безразличным видом пояснил Креол. – Пойдем, покажу…
Они вышли наружу. Ванессе постепенно становилось любопытно – что же такого он туда вложил?
– Стреляй, – пожал плечами маг, указывая на ближайшее дерево.
Ванесса выстрелила. Она ожидала чего угодно, но только не того, что выстрел будет точно таким же, как и всегда – такой же звук, такое же отверстие в древесной коре… кажется, отдача была немного слабее, чем обычно, но это могло и показаться.
– А в чем… – разочарованно начала она.
– Стреляй еще раз! – перебил ее Креол.
Ванесса пожала плечами и выстрелила снова. Все было точно так же, как и в первый раз.
– Вообще не отпускай этого крючка… как ты его называешь?
– Так и называю – спусковой крючок, – ответила Вон, делая, как он просил.
И вот тут-то ее проняло!
Магазин ее пистолета был рассчитан на восемь патронов. Два раза по четыре. Восемь. Ни больше, ни меньше. Но сейчас… сейчас ей казалось, что она держит в руке крохотный пулемет: из дула вылетала пуля за пулей, превращая несчастную сосну в решето, и конца им видно не было.
– Вау! – восторженно выдохнула девушка где-то на сотом выстреле, отпуская наконец-то курок. – Это как это?
– Слышала про неразменные монеты? – пожал плечами Креол. – Тот же принцип – неразменные пули. Закончив движение, снаряд возвращается обратно в исходную позицию, принимает прежнюю форму, и его снова можно использовать. В Шумере так иногда заколдовывали колчаны – чтобы у лучников не кончались стрелы.
– А… а как же порох? – нахмурилась Ванесса. Она достаточно разбиралась в оружии, чтобы знать, что пуля без пороха – всего лишь кусок свинца.
– Этот порошок я из патронов убрал. Теперь там используется другой способ – магический.
Ванесса еще раз осмотрела пистолет, превратившийся в артефакт, снова поблагодарила Креола и вернулась к праздничному столу: там ее ожидал еще один подарок.
– Что здесь? – задала риторический вопрос она, разворачивая маленький сверток.
Там лежало ожерелье. Совсем простое – по сути, просто кулон, но очень красивое. Тоненькая золотая цепочка и кроваво-красная капля на ней – рубин изумительной формы и чистоты. У Ванессы моментально округлились глаза – что за женщина не любит ювелирных изделий?
– Какая прелесть… – с трудом выговорила она, примеряя рубиновый кулон. – А эта штука что делает?
– Ничего, – смущенно буркнул Креол. – Просто для красоты. Он… он почти такой же красивый, как и…
– Как что? – чуть ли не замурлыкала Ванесса. – Или кто?..
– Неважно, ученица! – тут же разозлился маг.
Вон тихо хихикнула – Креол не выносил, когда его уличали в том, что он проявляет к кому-то симпатию. Хотя демонстрировал он ее так редко… да вообще почти никогда.
– А откуда ты взял такой камень? – с восхищением покрутила рубин в руках она. – Такая прелесть…
– Из моего сердца…
Вон почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. Услышать от Креола что-то столь лиричное было так же трудно, как отыскать на Манхэттене белого тигра.
– Да, из моего сердца… – задумчиво продолжил маг, расстегивая рубашку. Через всю левую половину груди у него проходил свежий шрам. – Для перековки адаманта необходима самая чистая и свежая человеческая кровь, лучше всего – из сердечной мышцы. Я разрезал свое сердце, сцедил немного крови, потом зашил… А когда сковал саблю, несколько капель осталось – не выливать же? Вот я и окаменил ее – превратил в рубин…
Слезы моментально высохли. Креол остался Креолом…

Глава 2
Раздав подарки, Креол задумчиво произнес:
– Пожалуй, в этом мире меня больше ничего не задерживает. Ученица, найди Бат-Криллаха и прикажи ему возвращаться в коцебу. А я пока запущу Камень Врат…
Четверорукий демон быстро отыскался и не менее быстро выполнил приказ. Ванесса постояла еще немного, глядя в вечернее небо. Потом она перевела взгляд на шахту глубиной в две мили и тихонько хихикнула, представив, как будут удивляться те, кто ее отыщет. Хотя, скорее всего, произойдет это еще очень не скоро…
Потом она начала думать о Креоле. Точнее, о их с Креолом отношениях. Она никак не могла понять, что же чувствует к нему – если от любви до ненависти один шаг, то она, Ванесса, шагала туда-сюда по десять раз на день. Ее то притягивало к магу, как магнитом, а то хотелось убить его чем-нибудь тяжелым.
Что чувствовал к ней он сам? Трудно сказать. С тех пор, как Креол согласился взять Вон в ученицы, он не стал относиться к ней как-то иначе – прежняя саркастичная холодность, слегка разбавленная время от времени прорывающейся симпатией.
Надо сказать, что у Ванессы было немало парней и до Креола (кстати, он сам ужаснулся бы, узнав, кем его считает ученица). Был даже один очень продолжительный роман, растянувшийся почти на два года, и закончившийся всего за пару недель до того, как в ее жизнь вошел Креол.
И первое знакомство произошло не очень удачно – когда Ванесса впервые увидела шумерского мага, тот стоял рядом со своим гробом почти нагишом, с отваливающейся лоскутьями кожей, трупообразным лицом и совершенно лысый. Но потом он привел себя в порядок, приоделся, отрастил волосы, помолодел лет до тридцати, и оказалось, что он еще вполне ничего.
Очень даже ничего, подумала Вон, вспомнив рельефный торс Креола и чеканное смуглое лицо.
Ее мысли прервал довольно неожиданный звук – стрекот лопастей. Сначала она понадеялась, что нежданные гости пролетят стороной, но когда над поляной показался большой военный вертолет, надеждам пришел конец. Он завис прямо над коцебу – те, кто был внутри, явно заинтересовались неизвестно откуда взявшимся особняком.
Разумеется, в первый момент Ванесса испугалась и даже метнулась потребовать у Креола, чтобы тот активировал обктамерон – артефакт, делающий коцебу невидимым. Потом до нее дошло, что теперь уже, мягко говоря, поздновато – если дом неожиданно исчезнет, вертолетчики удивятся только сильнее.
Шум, поднятый приземляющимся аппаратом, скорее всего, перебудил всех окрестных медведей. Но в доме никто даже не пошевелился: хоть бы один выглянул посмотреть, что здесь происходит!
А посмотреть стоило…
Из вертолета буквально высыпался отряд десантников с автоматами: они встали полукругом вокруг Ванессы, моментально взяв ее на прицел. А потом оттуда вышел еще один – импозантный мужчина лет тридцати в дорогом костюме. Короткие черные волосы, зеленые глаза, изящные усы и бородка ниточкой.
– Добрый день, мисс… – командир вертолетчиков вопросительно посмотрел на Вон.
– Ли.
– Очарован вашей красотой, мисс Ли, – слащаво улыбнулся командир, изящным жестом целуя ей руку. – А что вы здесь делаете, в такой глуши, совсем одна?
– О, я не одна… – начала была Ванесса.
Она не понимала, почему, но этот человек вызывал какое-то инстинктивное доверие. Так и хотелось рассказать ему все, что только знаешь.
И она бы так и сделала, но тут из коцебу вышел Креол…
Магу хватило одного взгляда на происходящее. Из его горла вырвался утробный рык, он метнулся вперед, схватил Ванессу за плечи и буквально швырнул ее себе за спину.
– В дом! – сдавленно прохрипел он через плечо. – Немедленно, ученица!
– Но…
– Два раза не повторяю!!! – обернулся он к ней.
У Вон округлились глаза – такого страшного лица она у Креола еще не видела. А вот командир вертолетчиков ничуть не удивился и не сделал ни единой попытки вмешаться. Он только проводил Ванессу равнодушным взглядом, а потом очень внимательно посмотрел на Креола. Тот посмотрел на него.
Ванесса, остановившаяся сразу же за порогом и даже не попытавшаяся закрыть двери, поразилась, насколько похожи выражения лиц эти двоих – ненависть пополам со злобной радостью.
– Креол! – ощерился пришелец.
– Трой! – прорычал маг.
Вон мысленно хлопнула себя по лбу. Не выражения лиц были похожи, а сами лица! И как же она сразу этого не заметила? Поменяй этому вертолетчику прическу, убери усы и бороду, смени цвет глаз, самую чуточку измени форму носа – и выйдет натуральный близнец Креола!
Потом до нее дошло, кем оказался этот человек. Троем. Тем самым Троем, само имя которого в устах ее личного мага звучало ругательством. Креол просто не мог говорить о нем, не брызгая слюной, и Ванесса, надо сказать, его понимала. С тех пор, как они с Креолом познакомились, уже неоднократно происходили пренеприятные события, вина за которые целиком и полностью лежала на Трое.
– Я рад встрече с врагом! – с театральным восторгом воскликнул Трой и даже сделал движение, как будто хотел обнять родственника.
Креол брезгливо отшатнулся.
– Как ты здесь оказался, позор нашего рода? – процедил он. – Почему ты не сдох в Шумере?!
– Доставить тебе такую радость?! – искренне обиделся Трой. – Нет уж! Между прочим, должен поблагодарить, это ведь ты подсказал мне мысль воспользоваться старым способом джиннов… Да, дядюшка, я тоже пролежал мертвым пять тысяч лет… ну, немного меньше. Вообще-то, я уже лет двести, как бодрствую. Неплохо, а? А вот как ты умудрился спрятать свою гробницу на западном материке?! Я искал тебя… все время искал. Но, признаюсь честно, в Америке я искать не догадался… Представь себе мое удивление, когда я вновь почувствовал твой запах – здесь!
– Червь в навозе Тиамат… – презрительно усмехнулся Креол. – Ты не смог бы отыскать даже собственный нос, не будь он все время у тебя перед глазами! Я вовсе не прятался здесь – моя гробница была совсем рядом с Шахшанором, возле Евфрата! Но ее каким-то образом отыскали и зачем-то переправили мое бездыханное тело сюда. Какое разочарование, а? Простым смертным людишкам удалось то, чего не смог великий Трой!
– Каким еще людишкам? – недобро прищурился тот.
– Они называются охренологами, – покровительственно сообщил Креол, – и занимаются тем, что ищут всякие старые кости…
– Это археологи, ты, косноязычный колдунишка! – презрительно захохотал Трой. – И это ископаемое еще будет меня учить?!
– Я маг, червь!!! Маг! – сжал кулаки Креол.
Больше всего на свете он ненавидел, когда его называли колдуном.
– Ну и ну! – восторженно воскликнул Трой. – Боюсь, дядюшка, ты помолодел только снаружи – внутри тебе по-прежнему… сколько там лет? Ты безнадежно отстал от жизни: все еще считаешь, что живешь в своей мертвой Империи!
– Ты всего лишь ничтожный червь, забывший законы Шумера! – прорычал Креол.
– Шумер больше не существует, – рассудительно произнес Трой. – Сейчас в ходу другие законы. Более практичные, между прочим. К примеру, зачем мне рисковать жизнью, пытаясь убить тебя самому, когда можно просто отдать приказ другим?
Трой противно улыбнулся, глядя на своих автоматчиков, и те послушно взяли на прицел Креола. Их пальцы подрагивали на спусковых крючках…
Ванесса потянулась за пистолетом, отлично понимая, что никак не успеет перестрелять всех раньше, чем они убьют мага. Она, конечно, видела, на что способен Креол, но десяток вооруженных бойцов ему еще ни разу не противостоял.
Но маг ничуть не испугался. Он чуть прищурился, глядя на солдат Троя, а потом презрительно усмехнулся и сделал резкий жест руками. С его ладоней сорвалось не меньше сотни почти невидимых металлических игл. В каждого автоматчика воткнулось по крайней мере две-три таких иголки. В Троя тоже, но от него они отскочили, натолкнувшись на незримую преграду.
Зато его солдаты…
Каждому хватило одного-единственного укола: автоматчики просто исчезли! Полопались, будто мыльные пузыри, вместе с формой и оружием! На месте каждого осталась лишь красновато-оранжевая лужица непонятно чего.
Потом исчезли и эти лужицы.
– Первый уровень?! – пренебрежительно скривился Креол. – Во имя Шамаша, Трой, неужели ты настолько меня не уважаешь?! Или… ты так и не научился творить доппелей получше? – еще сильнее скривился он.
– Ну, у каждого есть свои сильные и слабые стороны, – равнодушно пожал плечами Трой, ничуть не огорченный такой скорой и бесславной гибелью своих солдат. – Моя сильная сторона – магия Тьмы!!!
Вокруг Троя взвились толстые дымящиеся столпы какой-то черной мути. Они на миг замерли, а потом понеслись прямо к Креолу. Тот резко выкрикнул одно-единственное слово, и перед Вихрями Тьмы вспыхнуло нечто невидимое, едва заметно переливающееся в лучах солнца. Призма Света успешно отразила магию Троя, и в месте их встречи все взорвалось багровым и черным…
– Моя очередь! – взревел Креол, ударяя заклятием Молнии.
Трой картинно зевнул и отбил электрический столб прямо рукой. Правда, при этом потеряв одну из Личных Защит. Он чуть шевельнул десницей, и в ней возникло нечто, похожее на плеть, сделанную из затвердевшего дыма.
Плеть Тьмы хлестнула Креола и отскочила, напоровшись на Блистающий Щит. Креол метнул в Троя Огненное Копье, отраженное Ледяным Щитом и сразу же активировал Световой Меч – длинное лезвие, сделанное из горячих солнечных лучей, растущее прямо из руки мага.
Плеть Тьмы захлестнула Световой Меч, и две противоположные стихии какой-то миг боролись, пока Креол не отбил Плеть Блистающим Щитом. Маги перешли к близкому сражению, пытаясь дотянуться друг до друга боевыми заклятиями. Трой раскрыл рот, проорал что-то невнятное, и прямо из его зева вылетел жужжащий рой жалящих насекомых. Огненная Аура, на миг возникшая вокруг Креола, обратила ос и слепней в пепел.
– Ты всегда жрал всякую дрянь, Трой! – прохрипел Креол, пытаясь высвободить Световой Меч из захвата противника. – И не смей выплескивать на меня свою отрыжку!
– Я еще помочусь на твой труп! – злобно пообещал Трой с покрасневшим от натуги лицом. – Дай срок!
– Даю! Но только одну секунду!
Креол встряхнул левой рукой, снимая Блистающий Щит, и тут же выстрелил в Троя Звуковым Резонансом. Тот отлетел назад, Плеть Тьмы рассыпалась на отдельные дымовые лоскутки, которые тут же рассеялись в воздухе.
– Схаар! – прохрипел Троя, тряся ушибленной головой и автоматически отбивая град Огненных Стрел Ледяным Доспехом. – Хул батту зи канпа о каккамму йо баагга, енухддил един, Креол!
– И тебе того же самого, сын Тиамат и навозного червя, – растянул губы в улыбке Креол, стреляя заклятьем Стального Лезвия. Правда, почему-то намного выше Троя, и тот даже не стал защищаться.
– Промазал? – удивился тот.
– Да нет, попал! – хохотнул Креол, глядя, как падает его мишень – растущая за спиной Троя сосна.
Трой перекувыркнулся, совершив лихой кульбит, и откатился в сторону от падающего дерева. Сосна грохнулась, перегородив почти всю поляну. Кончик ее ствола лишь самую малость не дотянулся до ног Креола.
– Хакам! – выкрикнул Креол, касаясь верхушки дерева.
Трой инстинктивно закрыл лицо руками: сосна вспыхнула везде одновременно, обдав его облаком пламени, поглотившим остатки Ледяного Доспеха и еще одну Личную Защиту. Маг бросил возмущенный взгляд на Креола и выхватил из кармана то, что магам использовать обычно претит – пистолет.
Креол с легкостью отбил три пули Блистающим Щитом, а затем дернул рукой, и оружие резко вылетело у Троя из руки, полетев к его противнику. Но на полпути замерло в воздухе: Трой также схватил его мысленным усилием. Несколько секунд несчастный пистолет болтался над землей, перетягиваемый напряженно глядящими на него магами.
– Мой телекинез сильнее! – прохрипел Креол.
– Нет, мой! – не уступал Трой.
– Одинаково… – разочарованно хмыкнули оба, глядя, как пистолет с громким треском разрывается на две половинки.
В следующее мгновение они одновременно вскрикнули от боли: половинки пистолета ударили Креола в живот, а полусидящего Троя – в лоб. Им опять пришла в голову одна и та же мысль, и чуть оплавленные магией куски металла полетели обратно: каждому хотелось, чтобы противник получил еще один такой удар.
И снова они столкнулись на полпути! Половинки пистолета, вероятно, были рады снова встретиться, но магов такой расклад никак не устраивал.
Креол метнул в Троя жезл: магическое оружие закружило вокруг врага, словно управляемая ракета. Тот попытался перехватить вражеский артефакт телекинезом, но только болезненно ойкнул: жезл не собирался предавать хозяина, собственноручно сковавшего его тысячи лет назад.
– Лизубу, Креол! Рукхи йа ниниб акка! – снова перешел на древнешумерский Трой.
Вокруг него прямо из воздуха поднялись четверо пятнадцатифутовых уродливых великанов, до самых пят заросших коричневой шерстью. Кутрубы сдавленно зарычали и, бухая ножищами, побежали к противнику.
– Снова первый уровень? – хохотнул Креол, даже не двинувшись с места.
С его рук и все еще летающего вокруг Троя жезла одновременно слетели россыпи искр, поджегших шерсть примитивных джиннов-людоедов. Те зарычали от боли и начали хлопать себя лапищами, пытаясь сбить пламя, но продлилось это недолго. Всего несколько мгновений, и доппелей-кутрубов постигла судьба доппелей-автоматчиков: они исчезли с громким хлопком.
Правда, пятна после них остались не красные, а темно-бурые.
– Я покажу тебе, что такое настоящий солдат! – пообещал Креол со стиснутыми зубами.
Повинуясь магу, из земли вырос бесформенный земляной ком, который тут же развернулся, обратившись в неуклюжего гиганта, почти в полтора раза крупнее огромных кутрубов. С него осыпалась земля, из боков и плеч торчали стебли осенней травы, а верхняя половина головы состояла из снега. На том месте, откуда он поднялся, осталась большая яма.
Элементаль издал невнятный звук и с жирным чавкающим звуком зашагал к Трою. Тот, ничуть не растерявшись, метнул в него Копье Тьмы. Черный столб пронзил ожившую землю насквозь, оставив уродливую дыру в груди, но это его даже не замедлило. Креол же, помогая своему бойцу, запустил в Троя пару небольших Огненных Шаров, а элементаля прикрыл бешено вращающимся Стальным Диском.
Трой метнулся назад, движением рук оставив за собой Стену Лезвий. Креол что-то прокричал элементалю, но было уже поздно – безмозглая груда земли перлась прямо насквозь, превращаясь в брызжущий во все стороны фарш. Трой презрительно хмыкнул и брезгливо стряхнул с пиджака комочек земли.
– Ты все еще сопротивляешься, дядюшка? – удивленно осведомился он, выбрасывая заклятие Кровавого Студня.
Бесформенный комок противного красного цвета резко завибрировал и заскользил по снегу, словно капелька ртути. Креол увернулся в самый последний момент, сжигая тварь Огнями Шамаша. В Троя же понеслось Невидимое Безумие, хотя сделано это было скорее от отчаяния – Креол, как никто другой, знал, что против мага уровня Троя бессмысленно использовать ментальную атаку. Защищать разум от вражеских чар умеют даже подмастерья.
За Невидимым Безумием последовал Молот Мардука. Трой ответил Молнией. Креол швырнул Звезду Радуги. Трой выстрелил Ледяным Копьем. Креол метнул в него еще одну горсть Огней Шамаша. Трой отозвался Кислотной Стрелой. Креол запустил Грозовую Тучу…
– Устал, дядюшка? – насмешливо спросил Трой, легко растворяя довольно хиленькое заклятие Грозовой Тучи. – Чувствую, выдыхаешься…
– Ты и сам еле дышишь, – огрызнулся Креол. – У тебя еще много осталось?
– Есть кое-что… – неопределенно пообещал тот.
Вообще, судя по тому, сколько заклятий уже выплеснули друг в друга враги, запасов оставалось не так много. И в смысле самих заклятий, и в смысле маны – энергии, на которой эти заклятья работают.
– Передохнем? – предложил Трой.
– Никогда! – прохрипел Креол, выбрасывая Удар Грома.
Трой уже с явственным трудом отразил это заклятие Воздушным Щитом и запустил в Креола Копье Тьмы.
– Когда ты успел овладеть Тьмой, отродье слизняка и гиены? – процедил Креол, уже не успевая отразить заклятье ничем эффективным и теряя одну из Личных Защит. Впрочем, у него оставалось еще две.
– За эти двести лет, дядюшка, – усмехнулся Трой. – Ты не представляешь, чего можно добиться, когда не нужно ни с кем воевать…
– Судя по тебе – немногого, – скривился Креол. – Ты почти столь же слаб, что и до моей смерти, болван! А все потому, что ты всегда останешься безмозглым юнцом, проживи ты хоть тысячу лет! Неужели непонятно – легкая жизнь только расслабляет! Новых заклятий у тебя жалкая горстка, а вот умение… сразу видно, что ты двести лет толком ни с кем не сражался, червь!
Трой угрюмо посмотрел на него исподлобья, а потом закатил глаза так, что остались видны только белки, и забормотал:
– Повинуйся мне… повинуйся мне…
– Да ты что, спятил?! – осклабился Креол. – Ты бы еще Инфаркт на меня наслал!
– Нет у меня в памяти Инфаркта, не запасся, – вернул глаза в нормальное состояние Трой. – Зато есть кое-что получше…
– Ну-ка, ну-ка, поглядим… – издевательски ухмыльнулся Креол.
Он ухмылялся ровно одну секунду – до тех пор, пока не увидел то, что его враг достал из нагрудного кармана. На первый взгляд эта штука казалась совершенно безобидной – что-то вроде обугленной древесной щепки чуть больше ногтя указательного пальца. Но, судя по тому, какое торжество было написано на лице Троя, и какой ужас – у Креола, вещица была чем-то на редкость убойным.
– Душа Тьмы! – выдохнул Креол. – Да ты что, спятил?!
– Уже спрашивал, – равнодушно пожал плечами Трой, аккуратно кладя непонятную штучку себе под язык.
Креол резко взмахнул рукой, швыряя самый мощный Звуковой Резонанс, какой только мог из себя выжать. Трой не сумел устоять на ногах: его отбросило назад футов этак на сто. Креол быстро дернул рукой, и Троя потащило по земле, словно его тянули на веревке. Прямо к огромной яме, по-прежнему чернеющей в дальнем конце поляны.
Трой не успел даже охнуть: он полетел вниз, на самое дно шахты. Креол с силой хлопнул в ладоши, вытянув руки далеко перед собой, и стенки сомкнулись с жирным чавкающим звуком. А в следующее мгновение глубоко под землей что-то приглушенно бухнуло и земля начала вспучиваться, как будто что-то огромное рвалось наружу.
– Сэр Джо-о-ордж!!! – дико проорал Креол, на полном ходу влетая в двери. – Поднимай коцебу, быстро!!!
Призрак, вот уже две недели неподвижно стоящий за штурвалом на балкончике, никак не показал, что услышал приказ. Но огромный металлический диск совершенно бесшумно вывинтился из земли, рассыпая вокруг снег, и уверенно пошел вверх. Вверх, вверх, вверх…
– Откройся, Портал! – воскликнул Креол, закончив лихорадочно зачитывать заклинание.
Впереди медленно движущегося коцебу возникла огромная переливающаяся арка. Куда больше, чем та, через которую Креол с Ванессой покинули Лэнг! В такой огромный проход вполне мог пройти не только гигантский коцебу, но и еще целая куча всякого.
А внизу между тем творилось что-то невообразимое. Из ямы, которая превратилась в клокочущий вулкан с лавой густого черного цвета, вырвался колоссальный столб чернильно-черного дыма. На его вершине стоял Трой: падение явно никак на нем не отразилось.
Вокруг него бушевал настоящий ад: подобные черные столбы вырывались один за другим, расстилаясь плотным туманом. Деревья, попавшие под Душу Тьмы, мгновенно высыхали и скрючивались, превращаясь в уродливых карликов. Земля трескалась, снег таял и превращался в блекло-черный порошок. Душа Тьмы тянула дымные щупальца к ускользающему коцебу, но их встречала магия Креола – с его рук, не переставая, лился жидкий огонь, отпугивающий смертельный дым.
– Стой! – возмущенно завопил Трой, стоящий прямо посреди черного тумана, но, тем не менее, невредимый. – Не смей убегать, вернись!
– Так и не научился летать, Трой?! – насмешливо скривился Креол, салютуя ему жезлом. – Подучись – это полезное умение!
– Я слишком долго тебя искал, дядюшка, неужели ты оставишь меня теперь?! – с театральной жалобностью заломил руки Трой.
– А он не сможет просто пройти в Портал вместе с нами? – тихо спросила Ванесса, уже давно стоящая рядом с Креолом.
– Не станет, – угрюмо усмехнулся маг. – Он же не сумасшедший – соваться в Девять Небес. У себя дома Прекраснейшая не оставит от него мокрого места. Кстати, пошли-ка ему подарочек на прощание, а то у меня руки заняты…
Ванесса послушно прицелилась в Троя и нажала курок. Впрочем, пуля даже не долетела до племянника Креола: ее перехватили жадно мельтешащие щупальца Души Тьмы. Следующую тоже. И следующую. А вот четвертая пуля, кажется, до него долетела, но отразил ли ее маг, или она все-таки его ранила, Ванесса так и не увидела: в это самое мгновение коцебу прошел через портал.
И они оказались в совершенно другом мире…

Глава 3
Яркий свет. Ослепительно-белое небо. Под ногами вместо земли – изумительной прозрачности хрусталь. Вокруг на добрую милю расстилается эта гладкая хрустальная равнина, и только вдалеке к небесам вздымается дворец удивительной красоты, сделанный все из того же хрусталя.
Таковы оказались Девять Небес.
Ну, во всяком случае, та их часть, что успела увидеть Ванесса.
Почему-то Креол не стал подгонять коцебу к самому дворцу. Он приземлил его сразу же, как только портал закрылся за летающим домом.
– Раб, пойдешь со мной, – коротко приказал он, бесцеремонно хватая Хубаксиса поперек туловища. Тот только лениво рыгнул – пока хозяин дрался со своим заклятым врагом, джинн дорвался до богатых остатков рождественского ужина и сожрал все в одно лицо. – Ученица?
– Спрашиваешь! – возмущенно фыркнула Ванесса.
Девушка вполне резонно решила, что на прием к богине следует одеться как можно лучше, а потому влезла в свое лучшее вечернее платье. В нем она себе очень нравилась. Она даже Креола ухитрилась заставить переодеться и расчесаться, и теперь он напоминал молодого арабского шейха, облачившегося в дорогой европейский костюм.
В целом, смотрелись они вдвоем превосходно.
Бат-Криллах тоже составил Креолу с Ванессой компанию. В облике красавца-пса он удивительно гармонично дополнял общую композицию.
– Когда за нами подъедут? – деловито осведомилась она, заканчивая прихорашиваться.
Креол чуть приподнял бровь, пытаясь поудобнее ухватить адамантовую саблю. Держал он ее действительно неуклюже: чувствовалось, что в бою привык полагаться исключительно на магию.
– Ну вот в Лэнге нас же встретил тот горбатый урод, правильно? – пояснила свою мысль Вон. – А здесь, что, не встретят?
– В Лэнге нас ожидали, а здесь – нет, – хмыкнул Креол. – Нет уж, пешочком дойдем. Тебе, кстати, полезно…
Ванесса недоуменно нахмурилась, глядя ему в спину. Она осмотрела себя в большом зеркале, висящем в холле, повернулась влево-вправо, проверила талию, ущипнула себя за живот… Нигде ни одной лишней жиринки. Прибавить дюйм-другой роста и будет готовая фотомодель.
Так что же этот хам имел в виду?
Сначала Вон обиженно буравила Креола глазами, но тот, похоже, даже не заметил, что нанес ей удар в самое сердце. Намекнуть девушке, что ей не мешает похудеть – это ли не самое страшное оскорбление из всех существующих?
Особенно если это гнусная ложь.
Но идти по хрустальной равнине (кстати, на ощупь этот «хрусталь» скорее напоминал асфальт) было очень скучно, и Ванесса уже через пару минут простила Креола, начав забрасывать его вопросами. Особенно ее интересовала дуэль с Троем, закончившаяся почетной ничьей.
– Ладно, насчет Души Тьмы я поняла, – глубокомысленно наморщила носик она, усиленно делая вид, что и в самом деле все поняла. – А что случилось с теми людьми? И этими… волосатыми?
– Это были кутрубы, – зевнул Креол, выкидывая из кармана пригревшегося Хубаксиса. Джинн возмущенно заверещал, но волей-неволей начал махать крыльями. – Джинны Земли. Не настоящие, конечно. И люди тоже были не настоящие: настоящие люди не исчезают после Разъяренного Дикобраза. Так называется заклятие, – пояснил он. – Это были доппели.
Ванесса ожидающе посмотрела на него, но Креол, похоже, считал, что уже все объяснил.
– Гхм… – намекающе кашлянула она. – Я, конечно, понимаю, что в Шумере это знали даже первоклашки, но все-таки – кто такие доппели?
– Магические двойники. Что-то вроде ожившей твердой иллюзии. У них нет души и нет разума – только суррогат, вложенный магом. Да и тела, как такового, нет – ты же видела, что после них осталось…
– Совершенно ничего… – приземлился у Ванессы на плече Хубаксис.
– А с тобой у меня еще будет отдельный разговор! – тут же озверел маг. – Хозяин рискует жизнью, а раб шляется неизвестно где! Вот погоди, запру тебя в клеть на пару месяцев!
– Знаешь, рассказывай лучше про доппелей, – поторопилась Ванесса, глядя на испуганно сжимающегося джинна.
– А, ну да… – поскучнел Креол. – Чтобы сотворить доппеля, маг сначала снимает матрицу с какого-нибудь живого существа. Проще всего с самого себя, но можно и с кого-нибудь другого – главное, суметь этого кого-то коснуться. А потом можно по образу и подобию этой матрицы творить сколько угодно доппелей. Обратила внимание, что все эти люди были на одно лицо?
Теперь, когда он упомянул об этом, до Ванессы дошло, что ей казалось таким странным в тех автоматчиках. Действительно, они выглядели десятком однояйцовых близнецов…
И как это она сразу не заметила?
– Доппели бывают разных уровней. Трой никогда не умел создавать ничего сложнее самых простейших: ты же сама видела. Доппель первого уровня способен только на какую-то одну определенную задачу. Чаще всего их используют в качестве чернорабочих или рядовых солдат – большего от них не дождешься, они ведь даже разговаривать не могут. И убить их очень легко – достаточно нарушить целостность внешней оболочки…
– Чего? – не поняла Вон.
– Поцарапать кожу! – гневно сверкнул глазами маг. – Или даже одежду – доппель сразу создается вместе с одеждой и оружием, они его часть. Но более сложные доппели убиваются не так легко, и проку от них гораздо больше. Самые сложные почти ни в чем не уступают оригиналу и даже могут использовать магию. Конечно, если ее мог использовать оригинал – даже самый лучший доппель никогда и ни в чем не сможет превзойти своего породителя. Вот ты, к примеру, какой груз сможешь поднять?
– Ну-у-у… – не сразу сообразила Ванесса. – Вот так вот, навскидку? Ну, фунтов сорок… или пятьдесят…
– Значит, если я создам твоего доппеля, он тоже сможет поднять не больше сорока этих… как ты сказала?
– Хозяин, но ты же не умеешь творить доппелей! – встрял Хубаксис.
У Креола сразу стало очень-очень злое лицо. Он начал ме-е-едленно замахиваться жезлом… Хубаксис в ужасе зажмурил единственный глаз и очень противно заорал, обнажив мелкие желтые зубы.
– Все, хватит! – протестующе выставила руки Ванесса. Маленький джинн по-прежнему сидел у нее на плече, и ей не хотелось заполучить приятную компанию из болезненного синяка и расплющенного джинна, который совсем не украсит ее лучшее платье. – А вот скажи, почему эти доппели слушались твоего Троя? Они что же – дураки, ради него помирать?
– Точно, – растянул губы в улыбке маг. – Дураки. Абсолютно безмозглые. У доппеля нет собственной воли: маг может управлять им одной только мыслью. Доппель никогда не может взбунтоваться против хозяина. Демоны бунтуют сплошь и рядом – половина известных мне демонологов приняла смерть от собственных демонов. Нежить частенько нападает на некромантов, духи – на спиритов, а лоа – на шаманов. Нередко бунтуют големы – особенно глиняные, ибо в глине порой зарождается некий суррогат души. Даже элементали время от времени убивают вызвавших их магов. Но доппели… о таком я даже не слышал. Скорее уж твоя собственная рука ухватит тебя за горло. Но доппели – это ерунда, Трой владеет ими на уровне ученика. Вот магия тьмы – это серьезно… На всякий случай – если вдруг он одержит верх, и я умру, постарайся не попасть к нему живой, лучше уж сразу убей себя…
Ванессе даже не хотелось думать о таком варианте, при котором Креол умрет, но она все же спросила:
– Почему?
– Потому что Трой очень любит женщин…
Креол угрюмо замолчал, но Ванесса все равно не совсем понимала…
Нет, она поняла, что он имеет в виду, но ей все же казалось неправильным убивать себя, чтобы избежать изнасилования. Да ей самой сколько раз приходилось по долгу службы утешать жертв таких вот уродов! Она всегда убеждала их, что это еще не конец света, что это можно пережить, забыть и жить дальше.
Примерно это она и высказала вслух.
Креол ничего не ответил, зато Хубаксис явно забеспокоился. Он вспорхнул в воздух и взволнованно затараторил:
– Вон, ты ничего не поняла! Это нормальные люди любят женщин глазами, руками и… и еще кое-чем. А Трой любит их бичами, клещами и ножами! Я однажды видел его бывшую наложницу: она стала совсем как я!
– Так же уменьшилась? – недоверчиво уточнила Вон.
– Да нет! – обиделся джинн. – У нее тоже не было ног и остался всего один глаз!
– Молчать, раб! – наконец-то вмешался Креол. Странно, что он вообще терпел так долго.
Вблизи Хрустальные Чертоги Инанны выглядели еще прекраснее, чем издалека. Величавые остроконечные башни, колоссальные донжоны, увенчанные куполами из чистого золота, изящные арки из прекрасного мрамора, великолепные портики, витые колонны, широкие овальные балконы, белоснежные статуи людей и животных…
И ошеломляющие треугольные ворота, украшенные тысячами разноцветных камешков. Когда Ванесса присмотрелась к ним повнимательнее, ее глаза округлились от зависти – камешки оказались драгоценными камнями неземных размеров и красоты.
Ворота были распахнуты настежь. Похоже, здесь они служили исключительно украшением… во всяком случае, их никто не охранял.
Хотя по краям возвышались две тридцатифутовые статуи обнаженных атлетов с широченными мечами. Свое оружие они использовали исключительно в качестве фиговых листков, но Ванесса почему-то ни на миг не усомнилась, что в случае нужды эти истуканы мгновенно оживут.
– А почему эти Девять Небес такие пустые? – шепотом спросила она. Рядом с этой величавой громадой невольно хотелось понизить голос. – Где все? Это рай или не рай?
– Это не Рай, Вон, это Девять Небес! – сообщил джинн.
Креол смерил своего раба холодным взглядом и сказал:
– Он прав. Если ты спрашиваешь, где души праведников, то они намного дальше. Их страна называется Саг-Аш-Саг-Ана. Жаль, мне туда уже не попасть…
– Почему? – удивилась такой категоричности Ванесса.
– Потому что Саг-Аш-Саг-Ана – рай Прекраснейшей, а она прежде всего богиня любви. Тому, кто не был женат или не оставил потомства, вход туда закрыт… Мне после смерти дорога лежит в Кур – Мир Мертвых, ибо ни жены, ни детей у меня нет.
– Ну, это можно исправить… – вполголоса пробормотала Ванесса, а вслух спросила: – Эта твоя Прекраснейшая правит всем этим миром?
– Нет, конечно! Почему, по-твоему, Девять Небес называются Девятью Небесами?
Вон решила, что вопрос риторический, и отвечать не стала. Но Креол смотрел на нее с явным ожиданием, и она наконец не вытерпела:
– Не знаю! Почему?
– Потому что это фактически не один мир, а девять, – с готовностью продолжил он. – Девять малых миров, в каждом из которых царствует свой бог. Сейчас мы на Третьем Небе – вотчине Прекраснейшей Инанны. Первое Небо принадлежит богу Эа, Второе – Энлилю. На Четвертом царствует Почтенный Шамаш. Остальные пять принадлежат другим богам, не нашим. Ну, во всяком случае, так было пять тысяч лет назад…
– А что этот твой любимый… Мардук, кажется?
– О, Мардук Двуглавый Топор… – с благоговением наклонил голову Креол. – Он намного выше остальных богов и давно перерос Девять Небес. Где он сейчас, я не знаю…
Креол уверенно направился прямо к воротам. Ванесса, слегка робея, двинулась за ним, на всякий случай положив руку на загривок Бат-Криллаха. И тут же отдернула, как только до нее дошло, что она гладит отнюдь не собаку. Хотя магия Креола работала выше всяких похвал: сейчас элвена даже на ощупь невозможно было отличить от пса.
Маг остановился, не дойдя до ворот самую малость. Ванесса тихонько взвизгнула и спряталась у него за спиной, увидев того, кто встретил их в дверях.
Там стоял паук. Стоял на всех своих восьми ногах и очень внимательно смотрел на пришельцев. Даже немного чересчур внимательно – с каким-то… гастрономическим интересом. Больше всего это создание напоминало каракурта – весь черный с красными пятнышками, жирное брюшко, похожее на раздувшийся мяч, мощные педипальпы, крючкообразные хелицеры, восемь крохотных глаз. Вообще, от хорошо известной всем «черной вдовы» этот паук отличался только одним. Размерами.
Он был величиной с крупного слона.
– К-кто это? – испуганно прошептала Ванесса, дергая Креола за рукав. Она с детства побаивалась пауков.
А вот скорпионы, как ни странно, ей, наоборот, даже нравились.
Маг не проявил ни тени страха. Он коротким жестом приказал ученице стоять на месте, а сам сделал несколько шагов вперед, остановившись в паре футов от хелицеров чудовищного арахнида, слегка наклонил голову и почтительно произнес:
– Владыка…
– Челоффек… – ужасно скрипучим голосом проскрежетал паук, слегка наклоняясь всем телом. Поклониться одной только головой он не мог – как и у всех пауков, у него не было головы, а была головогрудь. – Ффладыка Анансэ приффетстффует тебя, челоффек…
– И тебе мой привет, Владыка, – снова поклонился маг. – Архимаг Креол желает не угаснуть твоему ба-хионь.
– Ты знаешь ритуал, челоффек, – одобрительно проскрипел Анансэ. – Что приффело тебя сюда?
– Позволь задать встречный вопрос, Владыка, – вежливо, но с металлом в голосе сказал Креол. – Как давно Третье Небо сменило своего хозяина?
– О чем ты, челоффек? – на жуткой морде арахнида ничего не отражалось, но Ванессе показалось, что он удивлен. – Третье Небо ффот уже шесть с полоффиной тысяч лет принадлежит Прекраснейшей Инанне и менять хозяина пока не собирается…
– Прошу простить мою ошибку, Владыка, – все еще с подозрением смотрел на бога-паука Креол. – Но я увидел тебя здесь…
– Я ффсего лишь наносил Прекраснейшей дружеский ффизит, – слегка раздраженно сообщил Анансэ. – Моя ффотчина, как и раньше – Деффятое Небо. Но кто ты такой, челоффек, что я, Ффладыка Паукофф, отчитыффаюсь перед тобой?! И что… что у тебя фф руке?!!
Теперь в голосе арахнида сквозил явственный ужас. Он глядел на адамантовую саблю с таким же страхом, с каким Ванесса пять минут назад смотрела на него самого.
– Адамант?!! – с неподдельным отвращением воскликнул Анансэ и почти одновременно шагнул вперед сразу всеми своими ногами. – Зачем ты яффился сюда с этим оружием, челоффек?! Не собираешься ли ты убить Прекраснейшую?! Или… или меня?! Отффечай!
Креол тут же начал наливаться черной желчью. Он терпеть не мог, когда на него кричали и размахивали перед лицом всякой дрянью. Его нисколько не волновало то, что сейчас перед ним самый настоящий бог, а дрянь, которой он размахивает – паучьи лапы толщиной с футбольную штангу.
Впрочем, даже если бы Анансэ не был богом, он и без того выглядел весьма внушительно – любой нормальный человек поостерегся бы портить с ним отношения.
Увы, Креол не был нормальным человеком.
– Ты хочешь знать, что это, Владыка?! – прошипел он, поднимая саблю на уровень глаз гигантского паука. – Я тебе отвечу. Это то, что может убить даже бога, и если ты сейчас же не уберешься с моей дороги…
Коса нашла на камень: Анансэ всегда славился вздорным характером. И уж конечно он не собирался спускать оскорблений какому-то смертному. Его жирное брюхо словно бы еще больше раздулось, а потом он… плюнул в Креола. Плюнул толстенной паутинной струей, в мгновение ока превратившей мага в бесформенный белый комок с торчащей из него саблей. Анансэ очень осторожно, едва касаясь, вынул саблю из руки спеленатого Креола хелицерами и отшвырнул ее подальше, словно ядовитую змею.
Ванесса в ужасе зажмурила глаза. Она уже представляла, как это чудовище поедает Креола, а затем и ее саму. О пистолете она даже не вспомнила: стрелять в бога-паука казалось таким же глупым, как охотиться на тигра с рогаткой.
Открыть глаза ее заставил какой-то неясный шум. Такой звук издает костер, в который кто-то вылил ведро бензина – в одно мгновение поднимается настоящая колонна ревущего пламени. Сейчас этот звук издал Креол – кокон, в который его так неожиданно заключили, сгорел и превратился в кольцо пепла вокруг мага. И все за какую-то долю секунды.
Магический огонь уничтожил только то, что ему приказали – ни одежда Креола, ни наплечная сумка с инструментами не пострадали.
И уж конечно, не пострадал он сам.
– Ты всего лишь огромный паук, Владыка! – язвительно хохотнул Креол, заметив, как Анансэ отшатывается от огня. – Тебе не нравится мое пламя? Так получи еще!
Маг словно превратился в ходячий факел: всю его верхнюю половину объял ревущий пламень. Креол громогласно хохотал, стоя в самом сердце всепожирающего огня и жара, и уверенно шагал прямо на исполинского арахнида, заставляя того отступать назад.
В первое мгновение Анансэ действительно попятился от стихии, так легко могущей уничтожить любое членистоногое, даже столь гигантское. Но потом он вспомнил, что его никак нельзя назвать обычным пауком, и в крошечных глазках появилась дикая ярость.
Богу пауков угрожает какой-то смертный?! Не бывать этому!
Анансэ поднялся на дыбы, встав на четыре задние лапы, приготовившись обрушиться всем телом на ничтожную блоху, именующую себя человеком. Конечно, будет очень горячо, а огня Анансэ действительно побаивался.
Сейчас он жалел только об одном – что они не находятся на его, Анансэ, Девятом Небе. Там он смел бы это ничтожное создание, словно раздражающую пушинку – одним лишь движением мысли. Увы, здесь, на территории другого бога, он был всего лишь тем, кем ему довелось родиться – колоссальных размеров пауком. Точно так же и любой другой бог утратил бы большую часть силы в гостях у него, Владыки Пауков.
– Остановитесь немедленно! – гневно прозвенел чей-то голос.
По дворцовым ступеням спускалась дама в белом платье, которая не могла быть никем иным, кроме как хозяйкой Хрустальных Чертогов – богиней Инанной, известной также под именем Иштар.
Одного взгляда Ванессе хватило, чтобы понять, за что ее называют Прекраснейшей. Если бы богиня Красоты и Любви захотела получить корону Мисс Вселенной, она бы сделала это в первом же туре: остальные конкурсантки просто сбежали бы от стыда.
У нее за спиной стоял еще кто-то, но его Вон как следует не разглядела.
– Это он начал! – одновременно показали друг на друга Креол и Анансэ.
– Мне неважно, кто из вас начал! – укоризненно покачала головой Инанна. – Ну, от Креола я иного и не ожидала – он никогда не умел держать себя в руках, но вы, Владыка… Как же вам не стыдно…
Гигантский паук смущенно щелкнул челюстями и свернул хелицеры в трубочку.
– Прости, Прекраснейшая… – виновато пробормотал он. – Смею ли я надеяться, что этот маленький эпизод никак не отразится на нашей дружбе?
– Разумеется, Владыка, – улыбнулась ему богиня. Впечатление было такое, словно солнце вышло из-за туч. – Вы всегда останетесь самым верным моим другом…
Креол стряхнул с себя ревущее пламя и, делая вид, будто ничего особенного не произошло, поднял адамантовую саблю.
– Прекраснейшая, ты знаешь этого челоффека? – все еще с подозрением глядел на него бог-паук. –Ффзгляни на его оружие – это же адамант!
Тот, что стоял за спиной Инанны, подошел поближе и прохрипел:
– Прикажите, миледи, и я настругаю их обоих на холодец! Это насекомое мне никогда не нравилось…
– Я паук, смертный! – тут же вскинулся Анансэ. – Не насекомое!
– Один хрен, – равнодушно откликнулся телохранитель богини.
Теперь, когда Ванесса разглядела его поподробнее… Это существо было намного меньше Владыки Пауков, но выглядело не менее опасным. Среди всего многообразия земной фауны она не помнила никого, хотя бы отдаленно похожего на это чудовище.
Ростом с человека, но уж точно не человек. Покрыт серой броней, похожей на помесь чешуи и хитина, рук целых шесть, и на каждой по семи тонких пальцев, из них два – большие, по обе стороны ладони. Ног две, стопы родственны птичьим лапам – три длинных когтистых пальца спереди и два сзади. Голова снабжена мощными выдающимися вперед челюстями и тремя круглыми ярко-красными глазами без малейших признаков зрачка. Носа и ушей нет. Шеи тоже – голова крепится прямо к груди. На макушке пластинчатый гребень, похожий на панковский ирокез или полукруглую бритву, воткнутую прямо в затылок. За спиной пара огромных перепончатых крыльев и длиннющий, очень тонкий хвост, оканчивающийся скорпионьим жалом. Хвост словно бы жил собственной жизнью – он мелькал вокруг хозяина, как жук, которого привязали на ниточке.
Монстр не был обнажен полностью: он щеголял в широких штанах, прорванных на коленях. Там у него росли небольшие, но очень острые шипы.
– Лаларту! – потрясенно воскликнул Креол, отбрасывая саблю в сторону и вытаскивая магическую цепь. В другой руке он по-прежнему сжимал любимый жезл. – Я не знаю, откуда ты здесь взялся, но я…
– Лаларту?.. – хрипло хохотнул монстр. – Я не Лаларту, колдун. Я Олег Бритва, младший лейтенант ВМФ Российской Федерации!
– Я маг, отродье Лэнга! – мгновенно уцепился за оскорбление Креол. – А ты… ты труп!
Остальных слов он, казалось, даже не расслышал. А вот Ванесса еще как расслышала, и у нее моментально отвалилась челюсть: это чудовище оказалось таким же землянином, как и она сама. Конечно, она много всякого слышала о России, но что на флоте там служат такие вот шестирукие чудища…
Это уже явный перебор.
Олег весь подобрался, выпустил сразу из всех пальцев длиннющие и острейшие когти, грозно оскалился и угрожающе поднял хвост с ядовитым жалом. Креол начал раскручивать цепь, убивающую демонов, магический жезл зажегся багровым пламенем, а на его губах зависло слово-ключ, активирующее одно из самых убойных заклятий.
– Да, гляжу, вы стоите друг друга, – мило улыбнулась Инанна. – Прошу, не устраивайте здесь еще одну драку. И позвольте, наконец, представить вас друг другу. Креол, это Олег. Он сын Лаларту и, поверьте, ненавидит его еще сильнее, чем вы. Олег, это Креол. Он тот самый маг, о котором я вам рассказывала, и без него у нас ничего не получится.
– Угу. Тогда ладно, – хмыкнул Олег, возвращая когти в пазухи.
– Если за него ручаешься ты, Прекраснейшая… – неохотно убрал цепь Креол.
– Я ручаюсь за вас обоих, друзья мои, – показала белоснежные зубки Прекраснейшая, скрестив руки на груди. – Друг мой, я счастлива видеть, что вы вновь твердо стоите на ногах и хорошо выглядите. Даже лучше, чем во времена вашей молодости. Мы с Олегом давно ожидаем вашего пробуждения…
– Вот и дождались, – хмуро буркнул Креол. – Коцебу стоит в конце Хрустального Поля, а я здоров и полон сил. С чего начнем?
– Будет очень мило, если вы начнете с того, что представите своих спутников. Вашего джинна я, конечно, узнала, но это прелестное дитя вижу впервые. Как твое имя, дорогуша?
– Меня зовут Бат-Криллах, госпожа Инанна, – сообщил черный пес.
– Кретин, она меня спрашивает! – прошипела Ванесса, пихая демона ногой. – Ванесса Ли, мадам, к вашим услугам.
– Это моя ученица, – неохотно признался Креол.
– О?.. В самом деле?.. – иронично приподняла бровь Прекраснейшая. – Что ж, будем надеяться, что вы не раскаетесь в своем выборе… О, но что же это я, в самом деле? Ко мне пришли гости, а я держу их на пороге. Как невежливо с моей стороны! Пройдемте внутрь, друзья мои, прошу вас…
– С-с-с-с, Прекраснейшая, надеюсь, меня это не касается? – уточнил Анансэ. – Мне очень приятно твое общестффо, но я хотел бы ффернуться к себе, я и так порядком загостился…
– О, конечно же, Владыка, вы вольны распоряжаться собой, – улыбнулась ужасному пауку Инанна, дружелюбно касаясь одного из его кошмарных хелицеров. – Но помните, что мой дом всегда открыт для моих друзей, я буду рада видеть вас в любое время.
Анансэ проскрипел что-то невнятное, прощаясь со всеми присутствующими, и взмахнул сразу всеми лапами одновременно. На краткий миг бога-паука окутало серебристо-голубое сияние, похожее на тысячи раскаленных проволочек, а в следующую секунду его уже не стало.
– Между прочим, в следующий раз можете ставить коцебу у самых ворот, – сообщила Инанна, ведя гостей в Хрустальные Чертоги. – Как вы могли заметить, прошло очень много времени, и мы немного… изменили правила…

Глава 4
Обмен информацией занял примерно час. Сначала Креол рассказывал Инанне и Олегу, что успел сделать с тех пор, как проснулся. Потом Инанна рассказывала Креолу и остальным, кто такой Олег Бритва, и каково его место в общем плане .
А сейчас вся компания разместилась в одной из сотен гостиных Хрустальных Чертогов – небольшой, но очень уютной комнатке. Сама леди Инанна полулежала на небольшой мягкой кушетке. Олег, поджав под себя ноги, уселся прямо на ковре. Креол восседал в огромном кожаном кресле, рассеянно поглаживая одной рукой сидящего у его ног Бат-Криллаха, а другой – устроившегося у хозяина на коленях Хубаксиса. У джинна было совершенно ошалевшее лицо: таким добрым и расслабленным он Креола не видел давно…
Ванессе досталось другое кресло, похожее на пушистое облако. Сидеть в нем было так же мягко и приятно, как в настоящем облаке. Только не так сыро и противно – за время перелета из Сан-Франциско в Канаду Вон успела убедиться, что внутри облаков совсем не так здорово, как некоторые это себе представляют.
Олег с любопытством осматривал адамантовую саблю, перебрасывая ее из правой верхней в левую верхнюю руку. В остальных руках монстр держал два бокала с вином, две толстые сигары, которые курил попеременно, и округлый мутно-серый камень. Он то и дело касался его кончиком языка.
– С тех пор, как меня превратили в яцхена, курить стало совсем не в кайф, – недовольно прохрипел Олег, выпуская сразу два клуба дыма и одновременно опрокидывая в пасть оба бокала. – Легких-то нет, как тут покуришь… Один дым. И пить нормально разучился. Спасибо миледи, одолжила этот камешек – охрененная хреновина…
– Вы в самом деле из России? – недоверчиво нахмурилась Ванесса, тоже делая глоток вина. По сравнению с вином Девяти Небес самое лучшее «Шато» казалось всего лишь прокисшим виноградным соком. – Знаете, у меня не так давно было неприятное происшествие с одним русским…
– В семье не без урода, – безразлично откликнулся Олег. – В вашей Корее, небось, тоже не все хорошие?
– Я не из Кореи! – возмутилась Вон. – Я американка китайского происхождения!
– Китайского производства? – хрюкнул яцхен. – Хотя ты прав, качество совсем не китайское…
– А? – не поняла Ванесса.
– Не обращайте внимания, миледи, это я не вам, – махнул рукой Олег, швыряя сигару прямо в окно. – У меня тут есть еще один собеседник… Рабан, заткнись, надоел!
– Если я правильно понял, – слегка шевельнулся в кресле Креол, – вы намереваетесь вызвать сюда Лаларту, прикончить его, и отправить вместо него в Лэнг вот это создание?
– Эй, поаккуратнее, мистер Креол, – прохрипел Олег. – Я вам не «создание».
– Вы абсолютно правильно поняли, друг мой, – кивнула Инанна. – Вас что-то смущает?
Креол опер голову на собственный кулак и на несколько минут замер в позе мыслителя. Потом он задумчиво произнес:
– Конечно, ты права, Прекраснейшая, нам жизненно необходимы свои уши в стане врага… Но вызвать Лаларту будет очень трудно… очень трудно… очень трудно…
– Ты там что, завис? – хмыкнул Олег. – Перезагрузись!
Маг недоуменно моргнул и продолжил уже нормальным голосом.
– Лаларту – архидемон Лэнга. Это не какой-то там жалкий утукку или алуа… Даже просто призвать его – дело неимоверной сложности. А вы собираетесь его убить…
– Угу, – довольно прохрипел яцхен. – Собираемся. А есть трудности?
– Ну, для начала, на мою магию можете не рассчитывать, – равнодушно пообещал Креол. – После того, как я вызову Лаларту, вся моя сила будет уходить на то, чтобы не дать ему вернуться обратно в Лэнг и закрывать этот вызов от остальных демонов – если они хоть на миг заподозрят, что мы пытаемся сделать… И у нас будет ровно один шанс – если Лаларту ускользнет, Йог-Сотхотх немедленно узнает обо всем, что мы замышляем. Бат-Криллах много пользы не принесет – это будет драка кошки и тигра. А свою ученицу я даже близко не подпущу к архидемону: она мне слишком дорога!
На Креоле моментально скрестилось множество взглядов, и он недовольно заерзал в кресле.
– Что?! – возмутился маг, не выдержав такого количества удивленных глаз. – Погодите-ка, я что, сказал это вслух?! Чрево… Неважно, главное то, что биться тебе так и так придется один на один… Сыну против отца. Жизненно важно, чтобы его убил именно ты – это позволит потом перелить в тебя часть его души.
– А меня вы уже не принимаете в расчет, друг мой? – с притворным удивлением спросила Инанна.
Креол посмотрел на нее, подумал пару секунд, а потом издевательски расхохотался.
– Прекраснейшая… – насмешливо покачал головой он. – Я не хочу тебя обижать, но в сражениях даже от моего раба куда больше проку…
Богиня не стала спорить. Похоже, свои услуги она предлагала просто из вежливости.
– Тем не менее, кое в чем я все-таки могу вам помочь, друг мой. Вся ба-хионь Третьего Неба будет в вашем распоряжении, пока вы будете призывать Лаларту.
– Это как? – не понял Креол. – Я же человек, я не могу…
– Это просто фигура речи, – пояснила Инанна. – Я имею в виду, что вы не будете нуждаться в мане. Можете считать меня своим источником.
– А вот это совсем не лишнее, – согласился Креол. – И все равно это будет чрезвычайно сложным делом…
– Мы когда-нибудь начнем, или так и будем перетирать?! – прорычал Олег, вскакивая на ноги. – Мы целых полгода ждали, пока вы соизволите проснуться, мистер Креол! Я полгода торчу здесь, как полный… Нет, конечно, здесь здорово, и жрачка вкусная, но у меня адреналин уже из ушей выплескивается! Если я в срочном порядке кого-нибудь не убью, я свихнусь!
– Это демоническая кровь! – указал на него обвиняющим перстом Креол. – Все демоны не могут жить без убийств!
– Ну, не только демоны… – еле слышно пробормотала Ванесса.
– Миледи, я думаю, нам лучше забыть обо всем этом, – прохрипел Олег.
– Боюсь, вы правы, друг мой, – печально вздохнула Прекраснейшая, поднимаясь с кушетки. – Совершенно очевидно, что вызвать Лаларту не по силам даже Креолу…
Креол резко встал с кресла. Не ожидавший этого Хубаксис упал с хозяйских колен и заверещал гнусным голосом. На него никто не обратил внимания, и он замолчал.
– Это мне-то не по силам? – очень тихо переспросил маг. И мгновенно повысил громкость до максимума, громогласно провозгласив: – Нет ничего, что мне не по силам! Не родился еще такой демон, которого я не смог бы вызвать, и никогда не родится! Ха! Я архимаг, и мана течет в моих венах!
Креол резко развернулся и зашагал прочь. Остальные потянулись за ним.
– Срабатывает безотказно, – шепнула Инанна Ванессе. – Если хочешь, чтобы он что-то сделал, достаточно сказать, что он этого ни за что не сумеет.
– Я уже заметила, – шепнула в ответ Вон, и дамы синхронно захихикали.
Для призывания демона богиня Иштар пожертвовала самым большим своим залом. Поскольку Лаларту, как и его копия, Олег Бритва, свободно мог летать, пришлось отказаться от идеи вызвать его на открытом воздухе.
Хотя Креолу очень хотелось именно этого: как он объяснил, чем чище пространство над головой, тем лучше для ритуала.
Когда Вон увидела место, которому в ближайшее время предстояло превратиться в бойню, ей невольно взгрустнулось. Именно в таком месте она мечтала когда-нибудь сыграть свою свадьбу. Огромный зал из небесно-голубого мрамора, весь залитый ярким светом. Вместо потолка – хрусталь изумительной прозрачности, пол покрыт великолепной мозаикой, на которую даже жалко ступать. Мозаика тоже раскрашена голубым и белым.
В Хрустальных Чертогах вообще преобладали именно эти цвета.
Этот зал портило только одно обстоятельство: похоже, раньше его использовали в качестве склада поделочных камней, вроде мрамора или гранита. В дальнем конце все еще лежали какие-то плиты и осколки. Но их довольно быстро убрали.
До сего момента Ванесса как-то не задумывалась, кто следит за порядком в этом великолепном дворце, кормит и одевает его обитателей и гостей, да и вообще… Хотя элементарная логика подсказывает, что чем больше дом, тем больше к нему должно прилагаться обслуги. Иначе здание очень быстро зарастет грязью и плесенью… хотя божественному дворцу это, возможно, не грозит?..
Ванесса не очень в этом разбиралась.
Оказалось, что обслуживают Прекраснейшую и Хрустальные Чертоги такие же невидимые Слуги, как тот, что сейчас болтался у Креола на шее в виде амулета. Правда, куда более самостоятельные – что-то вроде домовых, только очень необщительных. Сколько их всего, Инанна, похоже, и сама толком не знала, но явно очень много – стоило ей даже не приказать, а просто пожелать чего-нибудь, и ее желание немедленно выполнялось.

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Рыцари Пречистой Девы”

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *