Апофеоз

(1 отзыв клиента)

175 руб.

Искатели Криабала продолжают свою эпопею, но теперь уже под патронажем лорда Бельзедора. Брат Массено и мэтр Танзен объединяют силы, видя совпадение интересов церкви и волшебников. Дракон пытается сожрать маленького кобольда. Кроме того, на сцене появляется новая героиня, а действие время от времени переносится в глубокое прошлое, к древнему создателю Криабала.

Артикул: 33 Категория:

Детали

Год издания

Ознакомительный отрывок

Глава 1

– Ла-ла-ла, ла-ла, ла-ла-а-а-а!.. Ла-л-ла-ла-а-а!..

Командор распевался с огромным удовольствием. Он обожал эти утренние минуты, когда оставался наедине с самим собой. Включал воду, ощущал, как бегут по телу горячие струйки, с наслаждением терся мочалкой и самозабвенно горланил.

Только здесь он мог делать это без всякого стеснения. В остальное время командор представал застегнутым на все пуговицы и не то что петь – громко говорить избегал.

Смыв мыло, он отдернул занавеску… и остолбенел. Его ванная комната куда-то исчезла. Пропали мраморные стены, пропала белоснежная раковина и шкафчик на резных ножках. Душевая кабина загадочным образом переместилась… куда-то. Она стояла на огромной арене, ввысь уходили ряды трибун, а на них восседали тысячи чудищ.

И увидев командора, они принялись аплодировать.

– Номер двенадцать, господа! – раздался звучный голос. – Выставляем оценки!

Растерянно прикрываясь мочалкой, командор перевел взгляд на ведущего. Рослого, идеально сложенного мужчину с красивым гордым лицом. Был он совершенно гол и парил в воздухе, стоя на как будто невидимом постаменте.

– Ваши оценки! – повторил он. – Помыслите их!

И оценки загорелись. Шестерки, семерки, девятки… значки все незнакомые, но каким-то образом понятные. Вот каждый зритель проголосовал – и ведущий ослепительно улыбнулся.

– Семь и две десятых! – объявил он. – Отличный результат! Отличный… но могло быть лучше! Могло быть! Сочувствую тебе, мой дорогой участник – ты старался, но твоя оценка недостаточно высока! Публика сказала свое слово!

– Но… что… – замямлил командор, все еще не отошедший от шока.

– Прощай! Спасибо за песню – ты был хорош, мне понравилось!

И под командором разверзлась земля. Он провалился вместе с кабиной, все еще сжимая лейку душа.

Из нее почему-то по-прежнему лилась вода.

Хальтрекарок раскланялся во все стороны. Он упивался восторгом толпы, упивался ее эмоциями. Весь Паргорон сейчас взирает на Темного Балаганщика и его кукол.

Жаль, повторить сегодняшнее представление не выйдет. В следующий раз будет уже неинтересно, эффект новизны пропадет. Идея очевидно одноразовая.

Поскольку в этот раз представлением был конкурс, по его окончании Хальтрекароку вручали подарки. Освященная временем традиция – игроки преподносят дары ведущему, чтобы он был милостив к ним и благосклонен.

К сожалению, от игроков, что избирает в круговерти миров Хальтрекарок, подобного не дождешься. Они обычно неблагодарны. Оказанная честь не радует их, а огорчает – одни плачут, другие сыплют угрозами, третьи всерьез пытаются убить его, Хальтрекарока. Глупые наивные существа.

И потому подарки ведущему вручали зрители. Ничего редкого или ценного – просто мелкие изделия, плоды своих огородов и сувениры из дальних краев. Банки соленых огурцов, вишневые пирожки, буженину, вязаные шали, расписные ложки и огромный букет цветов. Его вручила совсем крохотная девочка-гхьетшедарий.

Хальтрекарок все принимал с удовольствием. Он обожал дары. Большую их часть тут же и пожирал, но кое-что откладывал в сторону, для своей личной сокровищницы.

Особенно, конечно, подарки от других демолордов. Ге’Хуул преподнес Зеркало Прозрения, способное заглядывать в сердца смертных, провидя их помыслы и тайные устремления. Асмодей – персик бессмертия, дарующий вечную юность. Наверное, опять в последний момент просто схватил что-то из вазы с фруктами.

И даже Фурундарок в этот раз принес подарок. Гордо опустил его в ладони Хальтрекароку и произнес:

– Я увидел это и сразу подумал о тебе, мой любимый брат.

– Но это же кусок засохшего дерьма, – уставился на него Хальтрекарок.

– Ты тоже заметил сходство между вами? – просиял от счастья Фурундарок.

– Но он даже не в форме меня.

– Разве важна форма? Главное – внутреннее содержание.

Хальтрекарок задумался, что ему с таким подарком делать. Логичнее всего, конечно, просто выкинуть – но не расстроит ли это Фурундарока? Глупый малыш так старался, хотел порадовать брата… у него не получилось, но он же все-таки еще только младенец.

– Ах, мой маленький несмышленый братишка… – умиленно вздохнул Хальтрекарок. – Несносный шалун, подбираешь с земли всякую гадость… Надеюсь, ты хотя бы не тянул это в рот?

– Ну что ты, – процедил Фурундарок. – Приберег для тебя.

Подарки демолордов Хальтрекарок лично понес в сокровищницу. Да, даже от Фурундарока. Фурундарок летел рядом, чтобы убедиться, что его дар туда положат.

– Брат мой, представление окончено, – напомнил Хальтрекарок. – Ты можешь идти. Для особых гостей приготовлен фуршет.

– Я просто хочу провести с тобой немного времени, – ухмыльнулся Фурундарок. – Ты же моя семья. Мой единственный брат. У меня больше никого нет в этом мире.

Хальтрекарок растроганно посмотрел на него. Все-таки Фурундарок его любит. Он не очень умеет это показывать, но он искренне предан своему брату.

Иначе и не может быть, конечно. Он же Хальтрекарок. Самый прекрасный, благородный, умный и удивительный демон Паргорона. Да что там Паргорона – всех миров без исключения!

Думая об этом, Хальтрекарок ослепительно улыбался.

– Господа мои, – появился из ниоткуда Совнар. – Рад видеть вас обоих в добром здравии и хорошем настроении.

Демон-бухгалтер с недоумением смотрел то на содержимое ладоней Хальтрекарока, то на его счастливое лицо. Он предпочел не комментировать это и не спрашивать ни о чем.

Ему за это не платят.

– Здравствуй, мой дорогой, – милостиво кивнул Совнару Хальтрекарок. – Ты был на сегодняшнем представлении?

– Конечно. Как я мог пропустить? Я сидел в зеленой ложе.

На самом деле нет. Совнар давным-давно перестал интересоваться творчеством своего младшего хозяина. Точнее, он интересовался им исключительно с материальной стороны, сугубо финансовой. Во что это обойдется и какие дивиденды принесет.

А само зрелище… он банкир, а не фланёр.

Совсем другое дело – подарки, которые Хальтрекароку преподносят по окончании. Дарят их все-таки демолорды, так что попадаются среди них порой весьма ценные. Изредка даже – настолько немыслимой ценности, что не грех и прибрать к лапкам. Сами-то демолорды к ним относятся, как к безделушкам, бросают пылиться в своих кладовых или без конца передаривают друг другу.

Сегодня, впрочем, ничего особенного, Совнар уже заметил. Просто неплохой демонический аксессуар, полезный для здоровья фрукт и… ах да, конечно, это подарок Фурундарока. Можно было и сразу догадаться – он каждый раз дарит что-нибудь эдакое.

Но Совнар все-таки сопроводил Хальтрекарока до конца. Старый бушук всегда пользовался этим поводом, чтобы лишний раз заглянуть в сокровищницу. Убедиться, что там не появилось ничего интересного, составить мысленную опись имущества.

Пусть он и личный Хальтрекарока бухгалтер, но в эту святая святых его без пригляда не допускают. Ни его и никого другого. Хальтрекароку даром не нужно все это золото, артефакты и прочая дребедень, но дотронься до чего угодно без спроса – и он поднимет крик, словно ребенок, у которого украли игрушку. Игрушку давно забытую, много лет пылившуюся в чулане – но она станет самой любимой игрушкой на свете, если вдруг пропадет.

Хальтрекарок велел Фурундароку и Совнару отвернуться, пока он открывает секретный проход. Они прекрасно знали, где тот находится, но Хальтрекарок искренне верил, что это тайна для всех. В самом деле считал, что никто не подозревает, по какому кирпичу нужно стукнуть, чтобы растворилась лазейка.

Конечно, это не значит, что туда может войти кто угодно. До такой степени Хальтрекарок все-таки не наивен. Стоит любому демону оказаться внутри сокровищницы без ведома хозяина – и на весь дворец закричит тревога.

– Готово, можете поворачиваться, – заговорщицким тоном сказал он.

– Брат мой, что за секреты ты скрываешь за этой дверью? – фальшиво просюсюкал Фурундарок.

– Тихо-тихо, мой маленький братишка, – успокоил его Хальтрекарок. – Не бойся. Там нет ничего страшного.

Фурундарок окинул его злющим взглядом. Только сам Хальтрекарок и не замечал, насколько Фурундарок его ненавидит. До боли, до зубовного скрежета. Этого пышущего здоровьем красавчика с кучей баб. Они вьются вокруг него мошкарой, несмотря на то, что он – клинический идиот.

При том, что сам Фурундарок проклят навеки пребывать в теле трехнедельного младенца. Никто не воспринимает его всерьез и ему недоступна куча радостей, которыми могут наслаждаться даже не гхьетшедарии, а обычные смертные.

– Куда ты положишь мой подарок? – радостно спросил он, летая по сокровищнице. – На самое видное место, да? Положи его в самом центре. Вот на этот постамент.

– М-м-м… нет, братик, – промедлив, ответил Хальтрекарок. – Твои подарки занимают слишком важное место в моем сердце. Я положу твой дар в специальное место, где его не осквернит ничей ненужный взгляд.

– В урну, что ли? – фыркнул Фурундарок.

– Нет, что ты. Вот сюда, на отдельную полочку…

Он отошел в самый дальний угол сокровищницы. Неприметный, плохо освещенный. Там и в самом деле хранилось всякое старье – пыльные, порой почти заплесневелые вещицы, о предназначении иных из которых даже сам Хальтрекарок уже не помнил. Его детские игрушки, книги с древними записями, личная соска-якорек, одно очень мощное, но редко используемое оружие и ларчик с… ларчик с…

Хальтрекарок переводил взгляд с предмета на предмет. И не видел ларчика.

Его не было.

Нигде не было.

Просто не было – и все тут.

Хальтрекарок резко обернулся. Он послал сигнал в пространство, озарил собой всю сокровищницу, развернулся сразу в двенадцать измерений, ощутив здесь каждый предмет.

И ничего. Самого ценного здесь предмета по-прежнему не было. Хотя Хальтрекарок точно его отсюда не выносил. Вообще не прикасался к нему уже много-много лет.

– Меня… меня обокрали?.. – недоверчиво пробормотал он.

– Что-что, брат? – участливо переспросил Фурундарок. – Я не расслышал.

– Меня обокрали!.. – фальцетом воскликнул Хальтрекарок, сметая все с полки.

От него изошли чудовищные миазмы, и воздух стал зловонным дымом. Часть золота в сокровищнице расплавилась и потекла. Волшебный ковер на стене истлел. Хальтрекарок даже перешел на мгновение в свою истинную форму – огромную тварь со множеством языков и щупальцев.

– А что у тебя такое украли? – с интересом спросил Фурундарок. – Что ты так переполошился? Важное что-то? Скажи брату. Может, я смогу помочь?

Хальтрекарок окинул его подозрительным взглядом. Он не собирался говорить, что у него пропало. Нет-нет, кому угодно, но точно не Фурундароку.

Ему и о самом-то существовании этой вещи узнать нельзя ни в коем случае.

– Не беспокойся, брат мой, – натянул на лицо улыбку Хальтрекарок. – Я справлюсь сам. Жена-а-а!!!

В сокровищнице материализовалась редкой красоты демоница. Очень фигуристая, с серебристой кожей и платиновыми волосами, длинным гибким хвостом и перепончатыми крыльями. В одной руке она держала бокал пунша, в другой – креветку на шпажке.

– Вот так вот, значит, – недовольно произнесла она. – Даже не поешь теперь спокойно.

– Не время сейчас есть! – воскликнул Совнар. – Нашего господина и повелителя обокрали, Лахджа!

– Что, время потуже затянуть пояса? – деловито осведомилась демоница. – Мне сообщить гостям?

– Да, сообщи им, – мерзко ухмыльнулся Фурундарок. – Сообщи, что Хальтрекарок теперь нищ, бос и убог. Не скрывай ничего.

– Привет, Фурундарок, – кивнула ему Лахджа. – Давно не виделись.

– Привет, Лахджа, – благодушно ответил Фурундарок. – Тебе понравилось сегодняшнее представление?

– Когда я предлагала этот конкурс, то думала, что никто не умрет, – с каменным лицом сказала Лахджа. – А Хальтрекарок все равно всех убил.

– Глупышка, ты ничего не понимаешь в шоу-бизнесе, – снисходительно ответил Хальтрекарок. – Я улучшил твою идею. Настолько улучшил, что теперь это уже по сути моя идея. И не отвлекай меня пустяками, когда меня постигла такая утрата!

Лахджа пристально оглядела сокровищницу, пытаясь понять, что тут случилось. На первый взгляд – вроде все как всегда, ничего не пропало… хотя она не сказать, чтобы часто сюда заходила. В эти игрушки Хальтрекарок предпочитает играть наедине с собой.

Хотя он и правда сильно взволновался. Вон как с лица спал. Разве что ногти не кусает от волнения. И Совнар семенит туда-сюда, беспокоится, языком цокает.

Только Фурундарок спокоен и даже немножко счастлив. Но это нормально, этот всегда счастлив, когда у других все плохо.

Особенно – если у Хальтрекарока.

– Мой господин, я не претендую на звание эксперта, но здесь по-прежнему груды золота, – произнесла Лахджа, хрустя креветкой. – Что именно пропало, и как я могу помочь?

– Одна очень важная вещь, – сказал Хальтрекарок, косясь почему-то на Фурундарока. – Она лежала в ларчике… вот такого размера. Вот такого вида.

Он тут же сотворил точную копию пропавшего ларчика. Лахджа взяла ее, осмотрела. Вроде обычный. Хотя, конечно, дело было не в ларчике, а в содержимом.

– Он очень важен для меня, – простонал Хальтрекарок. – Очень. Лахджа, ты моя любимая жена. С тех пор, как боги отняли у меня Ассантею, я только тебе могу доверить такую ответственную задачу. Верни мне этот ларчик! Отыщи похитителей и забери его у них!

– А что там было-то, в этом ларчике? – спросила Лахджа.

– Да, что там было? – ехидно спросил Фурундарок.

– Это не имеет значения, – отрезал Хальтрекарок. – Просто верни его мне вместе с содержимым.

– Прямо сейчас? – закатила глаза Лахджа. – Или вначале можно закончить ужин? Там фуршет.

– Какой еще фуршет?! – завопил Хальтрекарок. – Ты понимаешь, что поставлено на кон?! Понимаешь, что у меня пропало?!

– Нет. Ты же мне не сказал.

– Неважно! Это неважно! Если ты так хочешь есть – сожри тех, кто похитил мое достояние! Иначе я сожру тебя!

Лахджа мудро решила, что лучше не расспрашивать. Просто сделать, что просят. А то Хальтрекарок сейчас лопнет от злости.

– Ладно, – смиренно сказала она. – Что-нибудь еще захватить по дороге? Хлеб, молоко?.. Сникерс?.. Новую жену?..

– На твое усмотрение, – отмахнулся Хальтрекарок. – Ни в чем себя не ограничивай.

– Что ж… надеюсь, это будет не как тогда, с той брошкой…

– С чем?..

– Неважно.

Лахджа на секунду задумалась. Так уж вышло, что Хальтрекарок часто использовал ее в качестве девочки на побегушках. Ленивый и изнеженный сибарит, он терпеть не мог покидать свой дворец, свою любимую песочницу с лабиринтом, а потому поручал это другим. Своим личным эмиссарам. Чаще всего – Совнару или кому-то из жен. Тем, конечно, которые не просто красиво выглядят, а еще и обладают какими-то полезными навыками, способностями.

Таким, как Лахджа.

Расследование она начала с того, что слегка изменила внешность. Отрастила себе шапку и плащ, как у одного великого сыщика, а изо рта извлекла свежесотворенную трубку.

– Это тебе зачем? – не понял Хальтрекарок.

– Для антуража. Чтобы настроиться на работу.

Демоница осмотрела место пропажи. С глубокомысленным видом провела пальцем, оставив след в пыли. Остальные части дворца редко пылятся – Безликие отличные уборщики. Но в сокровищницу их не допускают, а сам Хальтрекарок не считает подобное важным.

– Что-нибудь еще пропало? – спросила Лахджа, заметив, что в одном месте пыли как будто меньше. – Только этот ларчик?

Хальтрекарок приложил палец ко лбу, прикрыл на миг глаза и уверенно перечислил, указывая в разные концы сокровищницы:

– Золото и самоцветы. Немного отсюда, немного оттуда. Мановые камни, восемь штук. Призма Силы. Листок бумаги. Секира Рузульвета.

– Листок бумаги? – переспросила Лахджа. – Просто обычный листок?

– Не вижу, – напрягся Хальтрекарок. – Наверное, магический контракт или страница из волшебной книги.

– Ясно… Мановые камни, Призма Силы, волшебный листок… здесь пахнет магом, если спросите меня, – уверенно сказала Лахджа. – Либо похититель, либо заказчик. И это точно не демон, потому что демонам такое без нужды. Но он вряд ли был один, потому что пропала еще и секира… это же не просто топор? У нее были какие-то свойства?

Хальтрекарок снова напряженно задумался. Он не помнил. За тысячи лет бесцельного собирательства в его сокровищнице скопились груды неожиданных вещей.

– Ладно, это не так важно. Раз именная – значит, артефактная, – сжалилась Лахджа. – Или помнящая. Или благословенная. А значит, среди похитителей был воин. И они не из технологичного мира, потому что секира висела рядом с атомным плазмоганом, а его никто не тронул. А маг был не особенно сильный, потому что реально могущественный не стал бы красть все это барахло, да еще и золото. Такое впечатление, что похититель или похитители просто хапнули, что подвернулось под руку… значит, это не было целенаправленно. Они попали сюда случайно.

– Они вряд ли случайно взяли бы мой ларчик, – возразил Хальтрекарок. – И вряд ли случайно попали бы в сокровищницу. Ты не понимаешь, как надежно у меня тут все защищено!

– Тогда другая версия, – тут же заявила Лахджа. – Это все-таки был демон, и он пришел специально за шкатулкой. А все остальное прихватил просто для отвода глаз. Чтобы мы подумали, что шкатулку взяли случайно.

– Ну…

– Либо… либо это все-таки были смертные, но они работали на демона! – подытожила Лахджа.

– Почему именно на демона?

– А содержимое ларчика имело ценность для смертных?

– Абсолютно никакой. Это ценно только для демонов.

– Значит, им либо кто-то дал заказ, либо они знали, что там, и надеялись кому-то продать. Кому-то из демонов.

– Звучит… разумно, – кивнул Хальтрекарок.

– Жаль, что у тебя тут нет камер наблюдения… – вздохнула Лахджа. – Все было бы гораздо проще…

– Зачем? – не понял Хальтрекарок.

– В смысле зачем? Так бы мы просто посмотрели запись и увидели, кто это был, как он сюда попал.

– Это я и так могу, – пожал плечами Хальтрекарок. – Минуточку.

Он повел руками, секунду-другую перебирал пальцами – и в сокровищнице появились призрачные силуэты. То были сами Хальтрекарок, Фурундарок, Совнар и Лахджа, но в тех местах, где стояли минуту назад.

Потом время словно закрутилось обратно. Лахджа испарилась, остальные немного походили и тоже вышли. Хальтрекарок ускорял дальше, дальше, дальше… а Лахджа пристально смотрела на него и размышляла, зачем он вообще ее сюда притащил, если все это время мог узнать все сам.

Хальтрекарок, господа. Самая ленивая задница во вселенной.

Время крутилось назад долго. Похоже, ларчик украли уже довольно давно. В навеянном мираже время от времени показывался только сам Хальтрекарок – он заглядывал, что-нибудь приносил, позировал перед зеркалом и тут же уходил. Только в обратном порядке.

Но потом… появились какие-то типы. Кто-то, кто совершенно точно не должен был тут находиться. Лахджа попросила докрутить до самого начала, а потом пустить изображение в обычном направлении и на нормальной скорости.

– Звуки есть? – спросила она.

– Звуки не запечатлеваются, – ответил Хальтрекарок. – Они слишком эфемерны.

– Жаль. Они явно что-то обсуждают.

Лахджа очень внимательно изучила вторженцев. Четверо. Огромный детина с синеватой кожей и длинными светлыми волосами. Низенький сутулый полугоблин с такой рожей, что хочется проверить кошелек. Полноватая неряшливая женщина в очках и черной одежде – судя по всему, волшебница. И сального вида толстяк в сутане.

– А я их видела, – внезапно сообразила Лахджа. – Это же те, которые победили в тех крысиных бегах… когда ж это было-то?.. Пару месяцев назад, кажется?..

– А ведь верно, – задумчиво кивнул Хальтрекарок. – Припоминаю таких. Они еще выиграли главный приз.

– Жизнь?..

– Жизнь. Я великодушно даровал им ее – но они не оценили. Сбежали, освободив моего вехота.

– Кстати, я видела, как они удирали, – добавила Лахджа. – Мы с Сидзукой отдыхали на пляже… там еще Асмодей как раз дрых. Он вообще ничего не заметил.

– Подожди-ка, – нахмурился Хальтрекарок. – Ты видела, как они удирали… а почему не схватила?!

– Ты сам их почему не схватил, дорогой муж и повелитель? – хмыкнула Лахджа. – Ты тоже видел, как они удирали. Помнишь, во время пробежки? Сам не схватил и не приказал никому.

– А!.. уф!.. – замешкался Хальтрекарок. Его лоб пошел морщинами, но тут же разгладился. – Я надеялся, что вы сами догадаетесь! Кто-нибудь из вас, моих верных слуг! И особенно я надеялся на тебя, поскольку ты моя любимая жена! Номер один! Я полагал, что ты без лишних слов исполнишь мою волю! Но ты на поверку оказалась не столь хороша, как я ожидал. Впрочем, теперь я дам тебе шанс исправиться.

– Как великодушно с твоей стороны.

Лахджа еще дважды полностью просмотрела картинку. С момента, когда грабители вошли в сокровищницу – и до момента, когда они ее покинули.

К сожалению, за ее пределами Хальтрекарок уже не мог такого показать. Он не накладывал подобных печатей на весь дворец.

– А просто призвать их сюда обратно ты не можешь? – спросила наконец Лахджа, рассматривая ларчик в руках жирного жреца. – Их самих или то, что они похитили. Или хотя бы сказать, где они сейчас?

– Я не знаю их имен, – пожал плечами Хальтрекарок. – Вообще понятия не имею, кто это такие. Искать только по лицам будет слишком долго. Притянуть секиру Рузульвета нельзя, а все остальное – просто безымянный хлам. А ларчик… он необнаружим, к сожалению. Даже для меня.

– Поэтому ты перепоручаешь это мне.

– Поэтому я перепоручаю это тебе. Ты можешь что-нибудь сделать? Поспеши, у меня не так много времени.

– Ну что тут можно сказать… – вздохнула Лахджа. – Ни хера не понятно… сказала бы я, будь я тобой. К счастью, я – не ты.

Хальтрекарок гневно нахмурился. Фурундарок, наоборот, залился радостным смехом. Ему нравилась Лахджа. Самую чуточку, буквально на кончик ногтя, но все же нравилась. А это немалого стоит, если учесть человеконенавистнический характер Фурундарока.

– Не испытывай мое терпение, жена, ибо я муж твой и могу тебя съесть, – пригрозил Хальтрекарок. – Говори. Ты уже обо всем догадалась?

– Пока не обо всем, – произнесла Лахджа. – Но вот как я вижу эту ситуацию… Эти четверо – обычные случайные олухи. Они просто не приспособлены для такой сложной операции, как проникновение в сокровищницу демолорда. Но однако на твоих крысиных бегах они появились не так, как все прочие. Ты же не извлекал их из миров случайно, верно?

– Кажется, нет, – припомнил Хальтрекарок. Он появил перед мысленным взором события того дня. – Да, нет. Их поймали храпоиды. Они появились… откуда-то извне. Я не спрашивал. А ты откуда об этом знаешь?

– А я и не знала. Понятия не имела. Просто предположила – это же было логично. Угадала, как видишь.

– Ладно. Продолжай.

– То есть они все-таки явились к тебе сами. Добровольно. И явились с некой целью. И хотя они явно недостаточно хороши, чтобы проникнуть в твою сокровищницу, но все же и не полные недотепы. Крысиные бега-то они выиграли – а это довольно тяжело, учитывая, как ты их проводишь.

– Я создаю азартную обстановку, – гордо улыбнулся Хальтрекарок.

– Ага. Ну так вот – в сокровищницу они точно попали с чьей-то помощью. Либо они на кого-то работали, либо им кто-то помогал из своего интереса. Кто-то со стороны. У них был сообщник, который подсказал, как сюда проникнуть. И это был не просто Безликий или еще какой слуга. Это был кто-то покрупнее… – сказала Лахджа, пристально глядя на Совнара.

– Да, я знаю, мой вехот, – кивнул Хальтрекарок.

– Да нет, не вехот…

– Это все сейчас неважно! – воскликнул Совнар, размахивая хвостом. – Лахджа, зачем ты переливаешь из пустого в порожнее?! Нашего господина обокрали! Нужно срочно схватить этих подлых негодяев!

– Да, вот именно! – поддержал его Хальтрекарок.

– Но…

– Без разговоров! – рявкнул демолорд.

Лахджа встретилась взглядом с Совнаром. Рыжий кот приложил ко рту лапку и чуть заметно мотнул головой. Лахджа решила не упоминать пока, что видела его с этими четверыми. Успеется. Лучше вначале выслушать объяснения Совнара. В приватной обстановке, без Хальтрекарока.

– Ладно, – смиренно сказала Лахджа. – Слушаю и повинуюсь, мой господин и повелитель. Коли на то твоя воля, я разыщу для тебя похитителей.

– Успеешь до ужина? – спросил Хальтрекарок.

– Ужин идет прямо сейчас.

– Я знаю.

– Нет, не успею.

– Ты расстраиваешь меня, Лахджа, – покачал головой Хальтрекарок. – Надо будет пересмотреть твое место в моем рейтинге жен. Возможно, Абхилагаша более достойна звания первой.

– Возможно, – пожала плечами демоница. – Можешь проверить это, послав ее, а не меня.

– Нет, она проваливала все, что я ей поручал.

– И дважды пыталась вас убить, мой господин, – угодливо добавил Совнар.

– Совнар, не лезь со своими бреднями, – поморщился Хальтрекарок. – Зачем любимой жене желать мне смерти?

– Не знаю, – отвела взгляд Лахджа. – Спроси ее.

– Я спрашивал не тебя, а своего бухгалтера, – недовольно посмотрел на нее муж. – Лахджа, не будь такой назойливой. У тебя есть поручение? Выполняй его.

– Да, выполняй его, – почему-то очень довольно сказал Фурундарок. – Желаю тебе всяческих успехов в розысках. А если вдруг что понадобится – призывай меня. Помогу. Выручу.

– О-о-о, это так мило с твоей стороны! – протянул Хальтрекарок. – Мой маленький братишка тоже хочет помогать взрослым…

– Я старший! – рявкнул Фурундарок.

– Я и не говорил, что ты младший. Я сказал, что ты маленький. Ты же меньше меня. Ты не можешь этого отрицать.

– А что это ты такой добрый? – с подозрением глянула на Фурундарока Лахджа.

– Да так просто, – беззаботно ответил демон. – Настроение хорошее.

– Ладно, – вздохнула Лахджа. – Пойду сразу после фуршета.

Хальтрекарок недовольно уставился ей вслед. Какая вздорная и несносная женщина. Он же ясно сказал ей – отправляться прямо сейчас. Поест потом. А она все равно делает по-своему. Не слушается демолорда.

Надо будет серьезно с ней поговорить.

 

Глава 2

Когда Фырдуз был мал, то любил играть с ребятами в огробег. Кобольдята с визгом разбегались от водящего, который грозно рычал и топал ногами, представляя себя злым огром. Нужно было прятаться от него в самых темных углах и быстро-быстро улепетывать, если тебя заметили. Когда «огр» осаливал кого-то, то утаскивал в свою «пещеру», и там варил из добычи суп, отвернувшись и считая до ста. Но пока он так считал, пленника можно было спасти – для этого кто-то должен был прокрасться и увести его из «пещеры». Если «огр» это слышал и вовремя оборачивался – пленных у него становилось уже двое. Но если он оборачивался, а в его «пещере» никаких лазутчиков не было, то «огр» считался посрамленным и платил фант.

Сейчас эта игра упорно крутилась у Фырдуза в голове. Он снова и снова вспоминал, что лучшим «огром» всегда был Закут – он бегал быстрей всех и никогда не ошибался, оборачиваясь точно в момент, когда кто-то прокрадывался в «пещеру». Огробег с его участием обычно заканчивался огромным чугунком супа из кобольдят.

Зато Фырдуз лучше всех умел прятаться. И прокрадываться. И убегать. «Огр» из него получался никудышный, зато и поймать его редко удавалось даже Закуту.

И сейчас он как будто снова играл. Только ставки здесь гораздо крупнее. Нельзя просто сказать «чур, не игры» и побежать к маме лопать тушеных личинок. Фырдуз давно не чувствовал ног, но лучше стереть их до кровавых мозолей, чем остановиться.

Маленький кобольд не знал, сколько часов убегает от дракона. Орказарок, этот огнедышащий колосс, преследовал его с безумным упорством. Любой ценой жаждал вернуть похищенное – Рваный Криабал. Древнюю волшебную книгу.

Только благодаря Криабалу Фырдузу и удавалось пока что оставаться живым. Он уже несколько раз применял свое любимое заклинание – Побег. Переносился на огромные расстояния. Но Орказарок все равно его настигал. Находил по запаху. Как-то связанный с Рваным Криабалом, он чувствовал его где угодно – и шел по следу не хуже сыскного хобия.

Вот в сотне локтей впереди ударило пламенем. Огненный ливень оставил громадную проплешину, выжег всю траву и раскалил землю. От страшного жара та пошла трещинами. Одна раскрылась настолько широко, что Фырдуз резко отвернул – ему такую точно не перепрыгнуть. Дылда-Верхний еще сумеет, быть может, а кобольд… ноги коротковаты.

К счастью, по самому Фырдузу дракон палить не смеет. Боится, что Криабал все-таки пострадает, не хочет проверять на практике его огнеупорность. Просто пытается изловить похитителя, отобрать книгу… а потом сожрать, конечно. Сожрать, как сожрал сопровождавших его цвергов.

Поэтому расставаться с Криабалом нельзя ни в коем случае.

И здесь, слава Мастеру, не пещера. Чем хороша бесконечная огромность Наверху – тут можно очень здорово бегать. Никаких стен, никаких тоннелей – несись сломя голову в любом направлении, поворачивай где захочется. В углу его тут дракон не зажмет.

И когда он спускается на землю – у Фырдуза сразу появляется преимущество. Ползает Орказарок довольно медленно. А поднимаясь на крыло – мчится быстрее любого живого существа… но высоко в небе. И это при том, что пламенем дышать нельзя, сцапать на лету тоже.

Вот и получается такой своеобразный паритет. Не одному и не другому.

Земля вздрогнула. Орказарок приземлился. Прямо перед Фырдузом – но на пока еще достаточном расстоянии. Кобольд замер, напряженно следя за каждым движением чудовища. Даже хорошо, что оно такое огромное – видно издалека, незаметно не подкрадется.

Тем более на открытом пространстве.

Но пока что Орказарок сидел неподвижно. Непроницаемо черная шкура вздымалась – похоже, громадный ящер тоже устал, дыхание стало тяжелым. Фырдуз воспользовался моментом и перестал шевелиться совсем. Даже одна лишняя минута передышки сейчас драгоценна, как ничто другое.

– Прекрати убегать! – проревел Орказарок.

– А тебе бы это сильно упростило жизнь, да? – буркнул себе под нос Фырдуз.

– Да! – каким-то образом расслышал его дракон. – Просто отдай мне Криабал и вали на все четыре стороны! Я обещаю тебя не трогать! Я даже дам тебе золота!.. немного!..

Фырдуз ему не поверил. Слишком сильно Орказарок на него зол. И если отдать ему Криабал… возможно, он и в самом деле его не тронет, конечно.

Просто сделает из него шашлык.

– Подумай как следует, козявка! – проорал во весь голос Орказарок. – Если ты окончательно выведешь меня из себя, я просто проглочу тебя целиком!

– Вместе с Криабалом?!

– Да, вместе с Криабалом! Потому что с ним-то ничего не случится, и рано или поздно он из меня выйдет! В отличие от тебя!

Фырдуз сжался в комочек. Такая перспектива его не порадовала. С испугом глядя на застилающего небо дракона, он раскрыл рваный Криабал и торопливо произнес:

– Абан тук агас!

Заклинание Убийства. Хобиев оно убивало на месте, те валились как подкошенные. Мгновенно переставали жить.

Орказарок же… вздрогнул и затрясся. Покачнулся. Едва не упал.

Даже дракона проняло чарами Криабала. Даже ему стало больно.

Но погибнуть он не погиб. Даже Криабала не хватило, чтобы убить это чудище. Даже его сила оказалась недостаточна.

– Дерзкая маленькая тварь! – прорычал Орказарок. – Я знаю это заклятие! Оно предназначено для мелких тварей вроде тебя! Для смертных созданий! Для  Бессмертному оно не грозит!

Фырдуз и так уже это понял. Увы, разница между смертными и бессмертными слишком велика – и те заклинания, что отлично действуют на первых, почти бесполезны против вторых. Он уже пробовал применить против Орказарока Подчинение, пробовал и Замешательство – тот их даже не почувствовал. Возможно, в Красном или Черном Криабалах есть чары, способные навредить даже ему, но не в Рваном, увы.

Так что кобольд прочел другие слова, которые выучил уже наизусть:

– Маракурита орхара баста! Иневорк! Сото риаро, армеда хили!

Его подхватило волшебным ветром и унесло. Переместило аж на три вспашки – и огромный дракон сразу стал маленьким и далеким. Крохотной ящеркой на самом горизонте.

Но он уже расправлял крылья. Даже отсюда Фырдуз видел, как чудовище берет разбег, как быстро-быстро ползет по кругу, наполняя перепонки ветром. Чем крупнее дракон, тем медленнее он взлетает – и только это давало время маленькому кобольду.

Потому что если повторить заклинание Побега прямо сейчас – оно почти не подействует. Оно, к сожалению, не для любых путешествий годится, а только для спасения из беды. Переносит в ближайшее безопасное место. Разными словами его можно корректировать, выбирать направление или расстояние – но слишком большим расстояние не сделаешь.

Единственный вариант – если Фырдуз добавит фразу, которая переделает Побег в другое заклинание, Возвращение Домой. Но тогда он попадет в родной Суркур, в квартирку рядом с мыловарней. А там сейчас кроты. Там его неизвестно кто встретит.

Хорошо, коли его нора пустует. Коли хобии из нее кладовую сделали или вообще бросили. А коли там другие жильцы сейчас? Кто-то из хобийских фискалов? Им, слышно, часто чужое добро за службу раздают!

А то и вовсе сами же хобии на постое. Их солдаты или колонисты. Они, поди, первым делом на пики Фырдуза насадят, а там уж вопросы задавать станут.

Да и что проку, если он даже вернется в Суркур благополучно? Опять то же самое все? Опять сначала начинать? Ему ведь не Кобольдаланд нужен, а Новая Страна. Задание на него возложено важное, целая держава на него надеется. Рваный Криабал нужно доставить по назначению, Верхним. А от них помощь привести, Яминию освобождать.

Эх. А он только маленький кобольд. Бывший мыловар. Бежавший каторжник. В чародейном маскировочном костюме и с книгой, любого делающей волшебником, но все равно только маленький кобольд. Здесь, Наверху, под Небесным Светильником, он бы даже видеть не смог, не увенчивай нос очки с закопченными стеклами.

Но на него возложили миссию – и Фырдуз ее выполнял. Медленно, зигзагами, преследуемый разъяренным драконом – но все же продвигался к цели. Горы уже закончились, он перемещался по зеленой равнине.

Кажется, где-то здесь граница Грифонии и Новой Страны. Фырдуз не знал точно. Перед выходом его заставили зазубрить маршрут, показывали его на карте, но ориентироваться Наверху – дело паргоронски сложное. Стен вокруг нет, эхо не простучишь. Ветер дует как ему угодно, на тепло и холодок не прикинешь. Говорят, у Верхних свои способы не теряться есть – растения какие-то чудесные. Но где же их взять?

Орказарок уже настигал, уже был совсем близко. На сей раз Фырдуз не стал его дожидаться – просто повторил Побег, добавив немного комментариев:

– Маракурита орхара баста нуго! Иневорк зураба тека! Сото риаро, армеда хили!

Теперь его перенесло почти вдвое дальше. Вспашек на пять по меньшей мере. И в правильном направлении – точно на юг.

Но дракон приземлиться тоже ведь еще не успел – и почти даже не замешкался. Фырдуз и с такого расстояния увидел, как изогнулась шея, как раскрылась пасть – нюхает Орказарок, запах ищет.

Нашел. Почти сразу нашел – и тут же повернул. А пять вспашек для летящего дракона – это разок чихнуть. Минутка, от силы две.

Надо еще больше брать. Но не берет Побег еще больше. Глупое заклинание считает, что надо Фырдуза просто в безопасное место перекинуть. А то, что через пару минут это место безопасным быть перестанет – того ему неведомо.

У магии своего разумения нету – что повелишь, то и сделает. Оно в самый первый раз Фырдуза вообще чуть не убило – «спасло», переместив в замурованную пещерку.

Безопасно ведь там было? Да куда уж безопасней! А что пить-есть нечего – то не заклинания беда. Оно свою задачу выполнило.

Пользуясь краткими минутами передышки, Фырдуз продолжал листать страницы. В Рваном Криабале уйма разрозненных заклинаний из разных областей.

Увы, все перемешаны и невпопад. Многие не имеют начала или конца – они на других страницах, в других Криабалах. Среди всех томов этот – самый беспорядочный и трудный в обращении, потому у Фырдуза и не получалось выбить из него что-то полезное.

– Маракурита орхара баста нуго! – снова воскликнул он. – Иневорк зураба тека! Сото риаро, армеда хили!

Еще пять вспашек. Снова выждать, пока дракон подлетит поближе. Фырдуз очень надеялся, что Орказарок устанет первым. У него-то самого ноги давно уж гудели. Он дважды подкреплял силы заклинанием Пищи, но все равно не надеялся остаться в живых.

Горы Грифонии остались позади. Впереди темнела стена леса. Приближается ночь. Снова и снова губы заученно шевелятся, читая Побег.

И даже если он все-таки доберется до какого-нибудь города Верхних – что с того? Орказарок – не какая-нибудь мелкая виверна. Он царь-дракон, один из четырех величайших в мире огнедышащих ящеров. Целая армия его не остановит. Поможет разве что огромной силы волшебство… ах да, ведь точно! Новой Стране принадлежит другой Криабал – Красный! Гримуар Войны!

Подумав об этом, Фырдуз чуточку обнадежился. Приметив Орказарока в небе, он пустился бежать к лесу. Возможно, там удастся затеряться на какое-то время и передохнуть… может, даже немного поспать. Фырдуз очень плохо разбирался в лесах, этих скопищах огромных растений, что встречаются Наверху, но он слышал, что там бывают большие норы, иногда целые пещеры. Если удастся найти такую, чтобы пролез кобольд, то это может стать спасением.

Но лес Фырдуза разочаровал. Это место создавал кто угодно, но точно не Пещерник. Норы и пещеры попадались, но такие маленькие, что даже кобольд сумел бы просунуть в них разве что одну ногу.

Тем временем над головой с ревом пронесся дракон. Огнедышащее чудовище не стало палить по лесу – ему явно не улыбалось потом перекапывать горы пепла в поисках Криабала, который даже не обязательно уцелеет.

Тем более, что переплет у этой книжки чужой – что если он не такой неуязвимый, как сами страницы? Что если драконье пламя его спалит? Разлетится Криабал на сотни страничек – ищи их потом по штучке, собирай.

Так что вместо извержения пламени Орказарок приземлился. Со страшным грохотом рухнул в паре вспашек от Фырдуза – тот едва не упал от толчка. Несколько высоких растений вывернуло из земли, и кобольд припустил со всех ног – дракон попер точно к цели. Более мелкий зверь вряд ли отважился бы сюда спуститься – тесно, да и брюхо можно пропороть. Но Орказарок, этот гигант даже по драконьим меркам, ломал столетние стволы, как спички.

Фырдуз снова прочел Побег, и грохот сразу стал намного тише. Потом исчез совсем – Орказарок почуял, что добыча ускользнула, и замер, начал принюхиваться. Несколько секунд – и он развернулся, судя по звукам, снова пошел по пятам.

Рано или поздно Фырдуз ведь свалится. Если не усталость одолеет, то сон сморит. Спать уже хочется, но пока еще кобольд этого не замечает – все его существо полно страха. Это куда более сильное чувство.

Но вечно бегать не получится. И спрятаться тут совершенно негде. Под ногами только земля и множество кусочков растений – одни тоненькие и длинные, другие очень твердые и колючие. Фырдуз не знал, как они называются, но жалел сейчас, что кобольды не носят обувь.

Вот цверги носят. Их толстым ступням и невдомек обычно, что там под каблуками хрустит. Тяжелый подкованный сапог по всему ступает равно.

А для кобольда камень под ногами – что книга с крупным шрифтом. Щупаешь его кожей, и сразу понимаешь, куда забрел, да что там впереди. Света не нужно, в темноте можно шагать.

Темнота уже сгущается, кстати. Небесный Светильник на уклон пошел, да и в лесу все-таки сумрачней, чем на равнине. Уже и очки с закопченными стеклами не так нужны, хотя снимать их пока Фырдуз поостережется. Глаза у него одни, новых даже Криабал не выдаст.

И да, насчет Криабала!.. Фырдуза вдруг осенило – вспомнилось одно заклинание, которое изначально явно было в Криабале Зеленом.

Навострив уши, кобольд удостоверился, что дракон еще далеко. Выбрал одно из самых крупных и высоких растений… дерево, да. Это называется «деревом». Как тот материал, из которого Верхние делают мебель и черенки для инструментов.

Наверное, тут есть какая-то связь… но сейчас думать об этом некогда.

– Эзевок осуна морида, – торопливо произнес кобольд. – Турак мага эгети зо путерека. Така су и морек. Мокто.

Короткое заклинание называлось Ростом Растений. А дополнительные условия, которые Фырдуз добавил, означали, что расти должны только корни, причем по окончании роста – сразу же засохнуть и рассыпаться.

Так и произошло. Дерево задрожало – его нижняя часть с огромной скоростью буравила землю. Обычно для такого растениям нужна влага, но заклинание Криабала легко ее заменило.

И как только магия перестала бурлить, как только рассыпались в труху корни – под деревом образовалась глубокая нора.

В нее-то Фырдуз и нырнул головой вниз.

Нырнул – и полез в земные недра. Тут было тесно, тут было темно, тут было сыро и холодно – но для кобольда это как родной дом. Работая локтями и коленями, Фырдуз червем уползал все глубже и глубже. Прижимая к груди Рваный Криабал, старался оставить как можно больше почвы между собой и Орказароком.

– Сумури коток котоп ака, – шепотом произнес он, дойдя до самого низа.

Заклинание Освещения наполнило подземелье добрым, мягким светом – и в нем Фырдуз увидел труху, оставшуюся от корней великого растения. Он тут же принялся утрамбовывать почву, заделывать проход, через который пришел.

Сорок два года прожил под землей Фырдуз Ерке. Сорок два года, большую часть которых вел тихое, незаметное существование камня в самом темном углу. Он бы предпочел вести его до конца жизни, но Пещерник распорядился иначе.

И сейчас он затаился, сжался в комочек и постарался дремать вполглаза. Криабал сжимал как можно крепче – чтобы успеть прочесть Побег, буде дракон его унюхает и начнет рыть.

Но тот, кажется, Фырдуза потерял. Шум и рев не стихали, но не приближались. Кажется, Орказароку не пришло пока в голову, что кобольд закопался в землю.

Конечно, рано или поздно он это сообразит, но до тех пор можно немного передохнуть.

 

Глава 3

Массено с любопытством разглядывал книжные полки. Они уходили к самому потолку, а потолок исчезал где-то в невообразимой вышине. Солнцегляд долго поднимал точку обзора, прежде чем та ушла сквозь перекрытие… и оказалось, что дальше только крыша. Библиотека Цитадели Зла располагалась в одной из высочайших башен и занимала ее всю целиком.

– Теперь прошу вас немного обождать, – сказал человечек в черной мантии. – Наш Властелин допросит вас немного позже. Сейчас он вынужден уделить внимание другим делам.

Танзен коротко кивнул. Волшебник тоже озирался, с подозрением разглядывая корешки книг. Саму Цитадель Зла он уже посещал, когда выдавал себя за сырного элементаля Мариареля, кандидата в приспешники лорда Бельзедора… но в библиотеку ему заглянуть не довелось.

Невероятное количество книг. Немыслимое. Не настолько много, как в библиотеке Клеверного Ансамбля или озирском Библиограде, который вообще считается одним из пятнадцати Зодческих Чудес, но и здесь голова идет кругом.

К тому же ни в Клеверном Ансамбле, ни в Библиограде не найти настолько полного собрания трудов по черной магии. Зловещие гримуары шептали с полок, источая почти видимую черноту. Некоторые шевелились. Другие таращились на посетителей. Мэтр Мазетти, бессменный библиотекарь Мистерии, посадил бы псов на обложки этих книг – а здесь они лежат открыто, доступные кому угодно.

Конечно, у дверей стоит стража. Повсюду в Цитадели Зла стоит стража. Но это всего лишь два ленивых ботвинника с алебардами. Один ковыряет в носу, другой увлеченно читает книжку.

А еще тут недавно побывал Антикатисто. Танзен сразу это понял – кто еще оставляет после себя такие следы? Даже не в ауре дело, не в почти неразличимых эфирных остатках Тьмы – а в том, насколько много тут… порчи.

Пол местами прогнил. Несколько нижних полок тоже. В одном месте ряды книг зияют проплешиной – сотни три томов почти рассыпались в труху. На полу разлагаются два огромных трупа – похоже, предыдущие стражники. Видовая принадлежность определяется уже с трудом, но вроде бы тролли.

Убрать их никто не удосужился.

– Судя по всему, Антикатисто не знал, где именно Темный Властелин хранит Криабалы, – мягко произнес Массено.

– Согласен, святой отец, – задумчиво произнес Танзен. – Не удивлюсь, если он наведывался еще и в сокровищницу.

– Вполне понятное поведение, мэтр, – сказал монах. – Вероятно, он догадывался или подозревал, что лорд Бельзедор держит столь ценные реликвии при себе, но решил вначале все-таки проверить другие, более доступные места.

– Естественно, – согласился волшебник. – Даже если ты Антикатисто, Бельзедор – это все-таки Бельзедор. Я видел их битву. Антикатисто мог и проиграть, не окажись при нем Черного Криабала.

– А чтобы лорд Бельзедор не узнал о нем раньше времени, Антикатисто расправился со всеми, кто его видел, – указал на трупы троллей Массено.

Монах и волшебник посмотрели друг на друга с приязнью. Не так уж давно познакомились солнцегляд-великосхимник и агент Кустодиана, не так уж долго сотрудничали, но уже пришлись друг другу по душе.

К сожалению, их первая совместная операция провалилась – хотя и по непредвиденным обстоятельствам. Массено все еще был подавлен гибелью своих братьев во Соларе. Антикатисто непростительно ослабил орден Солнца, уничтожил почти треть принявших схиму и среди них архимандритису, святую мать Исатэллу. Многие годы понадобятся солнцеглядам, чтобы восполнить эту убыль.

Но дабы гибель добрых монахов не была напрасной, следует довести дело до конца. И Массено видел путь к этому в сотрудничестве с Танзеном. Сейчас цели волшебников и церкви совпадают, пусть иные прелаты сему и противуречны.

– Странно это все, – произнес Танзен, продолжая изучать корешки книг. – Никогда не думал, что окажусь здесь не в качестве пленника или соглядатая. Хотя знаете, святой отец… в ранней юности я хотел стать приспешником лорда Бельзедора.

– Правда? – удивился Массено.

– Да, было такое детское желание. Хотелось что-то кому-то доказать. Потом я его перерос.

– Многие из нас не сразу понимают, к чему на самом деле лежит их сердце, – вежливо кивнул Массено.

Он размышлял над дальнейшими действиями. Вначале, само собой, им предстоит встреча с Темным Властелином, и результат ее известен пока одним богам. Возможно, лорд Бельзедор сразу казнит их или отправит в подземелье, как он поступает обычно… но к чему ему в таком случае было позволить уйти остальным солнцеглядам? Он даже портировал их прямо домой, в монастырь Солнца. Неожиданный акт доброй воли не может значить иного, кроме того, что Темному Властелину неугодна сейчас их гибель.

И нетрудно догадаться, отчего. Враг моего врага. Древний принцип, что создает порой самые удивительные союзы. Антикатисто сразил Бельзедора в поединке и отнял собранные с таким трудом Криабалы – неудивительно, что Темный Властелин горит жаждой мести. Танзен и Массено для него просто мелкие мошки – и он не прихлопнет их, пока не извлечет пользу, кою желает извлечь.

Но что потом? Что после? Задумавшись, Массено против воли обратился к старой привычке – гаданию по Ктаве. Раскрыл в случайном месте святую книгу и прочел:

«Князь Ядина учинился под высокою руцей быть Государя, да на том он присягу дал, что будет служить верно и с недругами Государя заодно не будет».

Что ж. Небольшой отрывок из Севигиады, Слово о Государях. Его всегда можно узнать по характерному высокопарному штилю. Толкуется вполне однозначно, хотя и не совсем ожиданно. Массено следует пока что плыть по течению и выполнять повеления царствующих особ, буде оные последуют.

Конечно, при условии, что они не войдут в противостояние с его, Массено, совестью.

– Мессиры?.. – окликнули монаха и волшебника. – Гуру?.. Мэтр?..

То был не управляющий Цитаделью Зла, а неопределенного возраста волшебник в халате, квадратной шапочке и просторных мягких шлепанцах на босу ногу. Взгляд его был каким-то отстраненным, на губах плавала легкая улыбка.

– Мир вам, мэтр, – вежливо кивнул солнцегляд. – Я смиренный брат Массено, вашего же имени чести знать не имею.

– О, я Курдамоль, – рассеянно отмахнулся волшебник. – Мэтр Курдамоль.

– Курдамоль Адорази? – уточнил Танзен. – Безумный гений Бельзедора?

– Я не безумный, – возразил Курдамоль. – А мы с вами знакомы? У меня ужасная память на лица, простите.

– Не знакомы, но вас знает каждый, кто работает в Кустодиане. Ваше имя на первой странице перечня магиозов. Не в самом начале списка, даже не в первой десятке, но все же.

– Знаете, немного обидно, – насупился Курдамоль. – Я не сделал ничего плохого, чтобы такое заслужить.

– С этим я бы поспорил, – сказал Танзен. – Не укройтесь вы у Бельзедора, вас бы давно отправили в Карцерику.

– Ну тогда я очень рад, что я у него укрылся, – улыбнулся Курдамоль. – Но ваши слова для меня большой сюрприз, мэтр… как вас?..

– Танзен. Магистр Метаморфозиса.

– Курдамоль. Магистр Трансмутабриса и Монстрамина. Хотя это вы уже знаете, полагаю.

– Знаю. Вы уже были бы профессором, мэтр, если бы не ваши сомнительные исследования. Возможно, получили бы премию Бриара.

– А, пустое, – отмахнулся странный волшебник. – Не премиями сыт чародей. А чем он сыт?.. а, да. Совсем забыл, зачем я здесь. Скоро обед, но перед ним меня просили что-то у вас взять… не помните?.. Ах да, точно. Души Тьмы. Частицы высшего элементаля.

– Зачем? – обманчиво спокойно спросил Танзен.

– Чтобы исследовать, конечно. Узнать больше. Разве не это главная цель всех нас? Узнать больше.

– И кто же вас об этом просил, мэтр?

– О, ну разумеется, Властелин. Темный. Мы ведь у него в гостях, вы в курсе? – забеспокоился Курдамоль. – Вас же не привели сюда с повязками на глазах?.. обоих…

Его взгляд замер на лице брата Массено, и тот невольно улыбнулся. Солнцегляды не так многочисленны, как богомолы, мешочники и другие монахи, поэтому не все узнают их по одежде. И уж подавно не всем известны тонкости Солнечного Зрения. Большинство считает солнцеглядов обычными слепцами.

– Мы знаем, где мы, мэтр Адорази, – нетерпеливо перебил Танзен. – Для чего вам частицы Антикатисто?

– А я вам все покажу сейчас, – заверил Курдамоль. – Прошу ко мне в лабораторию. Там очень много интересного, я все вам покажу. Я люблю показывать свою лабораторию.

– Мэтр Адорази…

– Кто такой мэтр Адорази? – заморгал Курдамоль. – Я, да, знаю. Это я. Но меня тут так никто не называет.

Танзен поглядел на Массено. Тот, возможно, тоже поглядел сейчас на него… или на Курдамоля. Очень сложно сказать, куда глядит солнечный монах – с его-то необычной способностью обозревать мир не из глаз, а сверху, словно паря над собственной головой.

– Пойдемте, мэтр, – предложил Массено. – Думаю, нам лучше исполнять просьбы наших хозяев, пока нас просят по-хорошему.

Танзен медленно кивнул. Ему претило передавать столь важные и опасные улики в чужие руки, тем более такие, но он не обманывал себя зря. Забывший собственную фамилию мэтр Курдамоль, безусловно, чудак и сам по себе скорее всего безобиден, но это Цитадель Зла. Безумному гению достаточно свистнуть, чтобы на Танзена набросилась орава прихвостней.

И среди них есть такие, что разотрут агента Кустодиана в пыль.

– Пойдемте, – согласился он.

Лаборатория Курдамоля оказалась просторной и очень уютной. Она больше напоминала гостиную зажиточного особняка, чем лабораторию волшебника. Множество книг и картин, глубокие кресла, столик с шахматной доской и тремя чашечками чая…

Чай оказался предназначен для Танзена и Массено. Но блюдущий аскезу монах вежливо отказался, а волшебник выпил, однако вначале пристально всмотрелся в ауру. На чае не оказалось никаких типовых проклятий или чар, не видно было и следов отравы. Если же там есть что-то редкое, не распознаваемое так легко… да нет, вряд ли. Темному Властелину незачем прибегать к таким сложностям, он может просто кинуть Танзена в яму со змеями.

– Присаживайтесь, – указал на кресла Курдамоль. – Наверное, следовало вначале пригласить вас присесть, а потом предложить чаю, но я немного перепутал. Кажется. Не хотите посмотреть моих новых хомунциев?

– Хомунциев?.. – переспросил Массено.

– Это общее название живых существ, которые настолько малы, что не видны невооруженным глазом, – пояснил Танзен.

– Моя главная специальность, – кивнул Курдамоль. – Обожаю этих малышей. Ведь без них на Парифате вовсе не было бы никакой жизни, вы понимаете? Они как крошечные добрые духи, что приглядывают за нами повсюду и творят благие дела. Оберегают нас от бед, творят для нас еду, заражают нас болезнями…

– Вы ненароком причислили болезни к благим делам, мэтр, – заметил Массено.

– В болезнях нет ничего плохого, что вы! – замахал руками Курдамоль. – Жизнь не прекращается, если вы заболеете, она просто переходит в новое состояние! В ваше тело проникают болезнетворные хомунции, что вступают в битву с хомунциями-стражами, и разве не интересно взглянуть, чем закончится их противостояние?

– Но ведь оно зачастую заканчивается смертью, – напомнил Массено.

– А разве смерть одного не жизнь другому? Хомунции разложат ваше тело, переведут его части в иное состояние, сделают удобрением для прекрасной флоры. Какую-то его часть, возможно, съедят животные или гоблины. Однажды я видел гоблинов, поглощающих только что умершего человека – и, поверьте, каждый из них считал это благом.

– Я тоже однажды такое видел, – сухо произнес Танзен. – Не очень аппетитное зрелище. Но ближе к делу, мэтр.

– Да-да, конечно, – подошел к лабораторному столу Курдамоль. – Вы ведь хотите взглянуть на образцы моих новых хомунциев?.. Да-да, вот он. Протрезвляющий хомунций. Думаю, я уже вот-вот его закончу, осталась самая малость.

– Протрезвляющий?.. – насторожился Танзен.

– О да, прекрасная разработка! – оживился Курдамоль. – Властелин тоже меня поддерживает! Вы знаете, что если колония этих хомунциев обитает в человеке, то защищает его от алкоголя в любом виде? Он просто не будет на вас действовать. Не нужно никаких заклинаний, не нужно убеждать друзей, что вы не пьете, поэтому не способны присоединиться к их дружеской пирушке… протрезвляющие хомунции надежно оградят вас от алкоголя. И я почти закончил. Не волнуйтесь, совсем скоро весь Парифат навсегда станет трезв.

Танзен немного побледнел. Будучи приверженцем пищевого метода получения маны, он делал особый упор на алкоголь. Чтобы восполнить магическую энергию, ему требовалось пить – и пить много. Пьянеть он при этом почти не пьянел, перепить его не мог почти никто.

Но если алкоголь перестанет быть для него алкоголем… не будет и маны. Танзен понял это прекрасно. Значит, придется переучиваться, менять основной метод – а это не такое быстрое дело, как кажется некоторым.

– Насколько уже близки к завершению эти ваши хомунции? – осведомился он.

– А, что?.. – рассеянно посмотрел Курдамоль. Он уже вертел в руках другую колбу. – Посмотрите вот на этого великолепного хомунция! Это простенькое, неказистое создание постепенно заменяет ткани в организме человека и других существ на мягкое вещество. Человек становится мягким!

– Что за вещество? – спросил Танзен.

– Мягкое!

– Но есть много мягких веществ.

– Ну это остаются все те же мышцы, кости и прочее. Просто они становятся очень мягкими.

– А они остаются эластичными?

– Да.

– Как резина? – предположил Танзен.

– Нет. Как набитый ватой плюш. Плюшевые люди! О, когда я выпущу этого хомунция из пробирки, мир содрогнется! Все, все люди станут мягкими и жалкими, с трясущимися ручонками! Ах-ха-ха-ха-ха-а!.. о чем это я?.. Ах да. Вы же принесли мне частицы кристаллизованной Тьмы. Где они? Дайте их мне.

На лице Массено отразилось сомнение. Слепой монах не проронил ни слова, но Танзен понял его колебания.

Впрочем, какая разница? В кратере, который сотворил Антикатисто, остались целые десятки вязких и кристаллических Душ Тьмы. Танзен и Массено успели взять только несколько штук – а остальные наверняка прямо сейчас собирают прихвостни Бельзедора.

– Возьмите, мэтр, – протянул флакон Танзен.

Он держал его с предельной осторожностью. Новорожденная Душа Тьмы – чрезвычайно опасная субстанция. Ее невозможно применить для чего-то хорошего – только бесконтрольное разрушение. Сама по себе она ничего не сделает, но пробудить ее сумеет даже чародей-недоучка. Хватит легчайшего манового импульса.

– Да, это оно, – кивнул Курдамоль, вытягивая из-под шапочки линзу в медной оправе и накладывая ее на глаз. – Безусловная кристаллическая Тьма. И очень свежая. Я почти чувствую, как бурлит ее потенциал. Много их у вас?

– Несколько, – коротко ответил Танзен.

– И это не просто Тьма, говорите?.. – задумался Курдамоль. – Частицы самого Антикатисто?.. Или это не вы мне сказали?.. Неважно.

Курдамоль встряхнул флакончик с черными кристалликами, похожими на обугленные щепочки, умудренно покивал и повторил:

– Да, это они самые. А значит… к ускорителю эфира!

Он бросился бежать с прытью, неожиданной для человека его лет. Полы халата распахнулись, как драконьи крылья.

Увлеченно вздымая флакончик, Курдамоль несся быстрее ветра – а Танзен только и думал, как бы этот безумец не уронил Души Тьмы. Просто от сотрясения им ничего не сделается, но это же Цитадель Зла. Тут сам воздух напоен черной магией. Тут вполне может накрыть и стихийным мановым импульсом.

Но ничего подобного не произошло. Курдамоль привел Танзена и Массено в огромный зал, три четверти которого занимал причудливый артефакт. Стоящий на трех ногах-колоннах, похожий на пузатый котел великана, он был крепко завинчен сверху, зато в самой середке светилось хрустальное окно. Вдоль стенок змеились костяные наросты, в углах мерцали разноцветные камни.

А внутри клубился эфир. Не рассеянный инертный эфир, который пропитывает все мироздание. И даже не ускоренный, который еще называют маной. Что-то совершенно другое – эфир в таком состоянии, которое вовсе не встречается в обычной природе. Какая-то необычная форма маны… или даже нечто еще более удивительное.

Танзен невольно подался вперед. Такого он не видел ни в Кустодиане, ни в Клеверном Ансамбле. Воистину у Темного Властелина свои секреты.

– Половину частиц мы используем, чтобы они поведали нам свои тайны, – провозгласил Курдамоль, вытряхивая несколько Душ Тьмы в медную трубку. – А половину сбережем. Они нам еще пригодятся.

– Зачем? – насторожился Танзен.

– Чтобы создать Антикатисто снова при нужде.

– Зачем?!

– Чтобы создать Антикатисто снова при нужде.

– Мэтр Курдамоль, вы безумны, – пристально посмотрел на него Танзен.

– Нет, я не безумен. Я просто волшебник-исследователь.

Не глядя больше на этих странных людей, которые непонятно зачем находились рядом, Курдамоль приник к смотровому окну ускорителя эфира. В его недрах уже вскипал астральный вихрь – поглотив кристаллизованную Тьму, он сразу приобрел негативный окрас, и величественный артефакт заходил ходуном.

– Теперь ожидаем результатов, – сказал Курдамоль. – Вам тоже интересно, что нам поведает ускоритель эфира? Мне – очень.

– Что это за артефакт? – с деланным равнодушием спросил Танзен. – Информационный?

– Нет-нет, это ускоритель эфира, – удивленно посмотрел на него Курдамоль. – Он изменяет скорость эфирных частиц и смешивает, чтобы изучать их свойства. С его помощью можно получать эоны более высокого порядка и увеличивать их внутреннюю энергию. А вы о нем не слышали?

– Кто его создал? Вы? Или лорд Бельзедор?

– Мэтресс Аристинда. Вы о ней слышали?

Танзен медленно кивнул. Конечно, он слышал об Аристинде. Одиннадцатая лауреатка премии Бриара первой степени, бывший президент Мистегральда. Она двадцать лет занимала этот пост – а потом ушла в отставку и вышла замуж за лорда Бельзедора.

С тех пор минуло без малого пятьсот лет, но Мистерия все еще помнит тот скандал.

Но разрыв между Бельзедором и Аристиндой случился почти триста лет назад. Значит, этому артефакту не менее трех веков. Удивительно, что за такое время в Кустодиан не просочилось даже слухов о настолько неординарном волшебстве.

В другое время Танзен бы уже зеркалил Ледяной Глыбе. Но сейчас это открытие его почти не взволновало. По всему миру есть уникальные явления и неизвестные виды магии. Этот ускоритель эфира существует уже очень давно и вряд ли делает Темного Властелина опаснее или злее. Танзен о нем доложит, конечно, но в данный момент его мысли заняты не тем.

– Мэтр Танзен, могу ли я задать вам вопрос? – обратился к нему Массено.

– По поводу этого артефакта, святой отец?.. – обернулся Танзен. – Здесь я некомпетентен. Обращайте вопросы к нашему любезному хозяину.

– Нет, я не о том. Уверен, что это презанимательнейшее устройство, но я слишком мало разбираюсь в волшебстве, чтобы оценить его по достоинству, – вежливо произнес монах. – Вместо этого я бы хотел узнать немного больше о тех гримуарах, что похитил Антикатисто…

– Криабалах?

– Да, Криабалах. Верно ли я понял, что именно один из них дал ему такую силу, что он одолел весь наш орден?

– Черный Криабал, – подтвердил Танзен. – Да. Не знаю, что конкретно это было за заклинание, я никогда не открывал и даже не видел Черного Криабала. Но вы сами видели эффект. Даже без этой книги Антикатисто почти не знал себе равных, а с ней…

– Я знаю, – перебил Массено. – Мне известно, что именно с помощью Черного Криабала маг Токхабаяж стал чудовищем Антикатисто. Также мне известно, что до последнего времени Черный Криабал принадлежал мэтру Медариэну, который скрыл его где-то в надежном месте, но собирался оттуда извлечь, чтобы обратить его силу против Антикатисто.

– Он явно не преуспел, – мрачно произнес Танзен. – Либо Антикатисто разыскал его первым, либо Медариэн все-таки бросил ему вызов и проиграл.

– Мне хочется надеяться на первый вариант, – спокойно сказал Массено. – Знакомство с мэтром Медариэном было приятным, и было бы печально узнать, что его больше нет с нами.

– Факт, – пожал плечами Танзен. – Он великий волшебник. Один из величайших. Без него Мистерия станет слабее. Но о чем вы тогда хотели спросить, святой отец, если и так уже все знаете?

– Не все. Мои знания о Криабалах неполны. Отрывочны. Вплоть до недавнего времени я лишь краем уха слышал о самом их существовании и никогда не интересовался большим…

– Напрасно, напрасно, – сказал Танзен. – Тема интересная. В том числе в историческом контексте – и не только для волшебников. Криабалы принадлежали одному из… возможно, самому великому магу и правителю нашего мира.

– Бриару Всемогущему, – кивнул Массено. – Это я знаю. Он их создал, верно?

– Это одна из версий, – уклонился от ответа Танзен. – О более древних владельцах Криабалов ничего не известно, так что это вполне возможно. Тем не менее, мы не знаем точно, создал ли Бриар их сам или же где-то нашел.

– Не могут ли эти книги оказаться изделием богов? – предположил Массено.

– Многие у нас это подозревают. Очень уж они… неординарны. Мистерия много веков изучала Бурый Криабал и отдельные страницы из других томов, но так и не выяснила, по какому принципу они действуют.

– Страшусь показаться невеждой и профаном, но в чем загвоздка? – спросил Массено. – Я полагал, что это просто особо могущественные гримуары.

– Так-то оно так, но отличие в том, что их может применять кто угодно. Любой может просто взять Криабал в руки, прочесть заклинание – и оно подействует. Даже ультимативное заклинание непреодолимой космической силы – подействует. Просто так. Потому что его прочли. Необязательно даже знать, что это именно заклинание.

– С обычными гримуарами так не получается, это мне известно… – задумчиво кивнул Массено.

– Не получается. Понимаете, святой отец, волшебство ведь не работает просто… по волшебству. Любому заклинанию нужна мана. Даже если Криабал – это такой сверхмощный многофункциональный артефакт… ему все равно нужна мана – и очень много. Он должен ее откуда-то брать. А если он откуда-то ее и берет – мы так и не выяснили, откуда.

– С самого дна Шиасса! – провозгласил Курдамоль. – Из Хиарда!

– Что?! – вскинулся Танзен. – Вы уверены?!

– Конечно, уверен, – ткнул пальцем в светящееся окно Курдамоль. – Ускоритель эфира разложил эту Тьму на составляющие, и результат очевиден. Ее происхождение не может иметь двояких толкований – только на самом дне Шиасса есть такая эфирная сигнатура. Видите эти характерные линии, складывающиеся в очень самобытный узор?.. Можете свериться со справочником Классара, если сомневаетесь.

– А, вы не о Криабале… – протянул Танзен. – Вы об Антикатисто…

– Конечно. А при чем тут Криабал? За Криабалом вам в библиотеку – у Властелина, кажется, есть один. Или два. Я не уверен.

– Забудьте, – поморщился Танзен. – Вернемся к Антикатисто. Вы говорите, что частицы его Тьмы несут след Хиарда?

– Это очень недобрый признак, – тихо произнес Массено. – Если Антикатисто как-то связан с Хиардом… как они могут быть связаны, мэтр? Его дух мог попасть туда и… возродиться?..

– Сомнительно… – поскреб лоб Танзен. – Нам почти ничего не известно об устройстве Хиарда – но мы точно знаем, что он не часть Темного мира… Там не должно быть Тьмы в свободном состоянии… А бывший элементаль – это просто сложноустроенный дух, которому нужна его основная субстанция…

– Но он мог отыскать ее в Темном мире? – перебил Массено.

– Обычный элементаль – возможно. Высший, тем более уровня Антикатисто – не смог бы и там. В Темных мирах бесконечно много Тьмы в свободном состоянии, но там она в разреженном виде. Этого недостаточно, чтобы возродить развеянного высшего элементаля. У него просто не хватит сил ее вобрать. Это, знаете, как умирающему от голода собирать рассыпанные в грязи крошки.

– Вы словно читаете лекцию, – позволил себе чуть улыбнуться Массено.

Танзен тоже усмехнулся краешком рта. Ему тоже невольно вспомнились занятия. У всех магистров и профессоров Мистерии есть опыт преподавания – либо курирование практикантов, либо лекции в Клеверном Ансамбле. Без этого просто не получить звание магистра, и уж тем более профессора.

– И все-таки, – продолжил Массено. – Если Антикатисто не мог возродиться в Хиарде – как они связаны? Простите мое невежество, мэтр, я все-таки не слишком разбираюсь в тех метафизических материях, что известны в Мистерии каждому школяру.

Танзен наклонил голову, сгребая пучки волос на затылке. Он пытался сформировать общую картину.

Это ведь брат Массено все это время шел по следу Антикатисто. Это он расследовал его возрождение, начиная чуть ли не с первого момента. Танзен же вел совсем другое дело. Начавшееся довольно безобидно, но приведшее его к антимагам и страшному древнему оружию – чакровзрывателям. Возможно, к худшему из них – способному повторно покончить с цивилизацией Апофеозу.

Но в центре этого тоже стоял Антикатисто. Просто Танзен до недавнего времени об этом не подозревал.

– Криабал, – поставил он точку на бумаге. – Апофеоз. Хиард. Что все это связывает?

Он соединил точки и уставился на получившийся треугольник.

– Есть мысли, святой отец? – спросил волшебник. – Что это может значить?

– Треугольники ничего не значат, мэтр, – мотнул головой Массено. – Треугольник – это просто треугольник.

Слепой монах тоже глубоко задумался. Еще одна нежданно всплывшая древняя легенда. Конечно, в существовании Хиарда сомневаться не приходится – он не единожды упомянут в Ктаве и трудах ведущих богословов. Но от судеб ныне живущих Хиард бесконечно далек и вряд ли кто-нибудь видел его своими глазами.

– Что о Хиарде знает церковь? – спросил Танзен.

– А что о нем знают волшебники? – ответил встречным вопросом Массено.

– Полагаю, то же, что и все остальные. Хиард – это тюрьма для бессмертных. Узилище страшного непредставимого зла.

– Совпадает с тем, что известно мне, – склонил голову Массено. – Но для чего Антикатисто понадобилось там побывать?

– Очень хороший вопрос. Вы абсолютно уверены насчет своих выводов, мэтр Курдамоль?

– Я не ошибаюсь в таких вещах, – равнодушно ответил тот.

Мэтр Курдамоль возился у своего ускорителя эфира. Танзен тоже смотрел туда, пытаясь увидеть в хаотичных завихрениях то, что увидел безумный гений Темного Властелина.

Но он не видел. Не понимал. Будучи агентом Кустодиана, Танзен отлично умел читать ауры, но здесь требовалось нечто превосходящее просто высокий навык.

А не развивший  истинное зрение вовсе ничего бы не увидел. Для обычного человека артефакт был бы просто огромным причудливым котлом с застекленной дыркой. Совершенно пустым и не светящимся. Бессмысленная рухлядь, какой часто кажутся непосвященным артефакты.

Интересно, многое ли видит там монах? Брат Массено на этот счет отмалчивался.

– Вы знаете о целях Антикатисто, святой отец? – задумчиво спросил Танзен.

– Кажется, он одержим желанием истребить всех волшебников, – ответил Массено.

– Да. Он пытался сделать это уже дважды, и оба раза терпел неудачу…

– Задача все-таки нелегкая, согласитесь.

– Нелегкая. Но если он найдет и сможет запустить Апофеоз…

– …В этот раз его попытка может увенчаться успехом.

– Да, так. Но мы всегда думали, что он хочет только этого. Только истребить волшебников… мы считали это просто его манией. Навязчивой идеей безумца.

– А теперь вы предполагаете, что за этим стоит нечто большее?

– Нечто большее… куда уж больше, казалось бы?.. Но что если истребление волшебников – это и в самом деле только часть чего-то еще более грандиозного? Что если Антикатисто хочет… честно говоря, мое воображение здесь пасует. У вас есть предположения?

Как всегда в минуты сомнений и раздумий, Массено обратился к святой книге. Он раскрыл Ктаву в случайном месте и прочел:

«Благословенны боги наши, и за то восхваляем их и жертвы приносим».

Великая Молитва, из первого стиха к Космодану. Самое начало символа веры. Полезно и душеспасительно в любой ситуации, но ни на какие мысли не наводит, к сожалению.

– Скажите, мэтр, а возможно ли вообще… открыть Хиард? – боясь своих слов, спросил вдруг Массено. – Кощунственно даже произносить такое, но…

– Хиард – темница богов, – ответил Танзен. – Вы знаете это и сами, святой отец. Она запечатана и охраняется соответствующе.

– Но что если… использовать Криабал?.. Нет ли в нем… подобных возможностей?..

Танзен поразмыслил. На его лицо набежала тень.

– Если не считать изученного вдоль и поперек Бурого, Мистерии не так уж много известно о заклинаниях Криабалов… – медленно произнес он. – Возможно… я не уверен, но возможно… в одном из них и есть что-то подобное. Но даже если так – при чем тут Апофеоз?

– Возможно, именно волшебники могут помешать исполнению плана Антикатисто, – предположил Массено. – И он стремится нейтрализовать их… вас.

– В таком случае, остается вопрос – что же это за план?

– Думайте, мэтр, думайте.

– Я думаю, святой отец. Но мне ничего не приходит в голову. Кстати, при вас ли еще астролябия Вескатуччи?

Массено извлек волшебный инструмент, но не стал раскладывать. Да, он без труда мог выяснить, куда примерно перенесся Антикатисто, мог снова пойти по следу и в конце концов нагнать его… но к чему?

Увы, орден Солнца пострадал слишком сильно. В ближайшее время он не сможет выйти на битву. А у Антикатисто теперь еще и множество Криабалов – бросать ему вызов будет самоубийством.

Танзен тоже все прекрасно понимал. Если они двое настигнут Антикатисто сейчас, то смогут разве что осыпать его оскорблениями. Его не сумел одолеть Бельзедор. Не сумела тысяча солнцеглядов. И даже вся Мистерия одолела его лишь ценой огромных жертв.

При том, что он все равно вернулся, пусть и спустя шесть веков.

– Мэтр Курдамоль, а какие на наш счет планы у вашего хозяина? – спросил Массено. – Не сочтите за невежливость, но мне бы хотелось знать, какую судьбу он нам уготовил.

– Властелин сейчас поведает вам это лично, – раздался голос за спиной. Управляющий Цитаделью Зла подкрался удивительно незаметно. – Брат Массено, мэтр Танзен. Лорд Бельзедор приглашает вас присоединиться к нему за обедом.

 

Глава 4

4039 год до Н.Э.

Проходя мимо этой камеры, надзиратели невольно вытягивались в струнку. Сам начальник тюрьмы говорил с ее постояльцем тихо, вежливо и словно порываясь поклониться. Даже стоящие у дверей корониевые големы как будто слегка робели, хотя не имели и намека на сознание.

Узник сидел за столом и покусывал гусиное перо. Бумагу устилали каллиграфические строки. Волшебник задумчиво смотрел в зарешеченное окно – вид отсюда открывался восхитительный.

Камеру выделили ему самую лучшую. Не камеру даже, а что-то вроде номера-люкс в дорогой гостинице. Пусть стены сделаны из чистого корония, и вообще коронием тут покрыто практически все – это не более чем меры предосторожности.

Как-никак, он Бриар – человек, которого сорок лет назад официально нарекли Всемогущим и провозгласили величайшим волшебником в мире. Громкие титулы, пафосные, кричащие даже… но мало кто назовет их незаслуженными.

Хотя, конечно, злопыхателей всегда хватает.

В свои двести шестьдесят лет Бриар Всемогущий был еще далеко не стар. Высокий, широкоплечий, всегда в черном переливающемся плаще, он сразу привлекал внимание в толпе. Легкая проседь выдавала все-таки внушительный возраст, но большая часть волос оставалась черной – черными же были короткие усы и борода.

Длинный ивовый посох сейчас прислонился к стене, хотя обычно сопровождал владельца повсюду. В последнее время Бриар использовал его уже не как рабочий инструмент, а только как атрибут, вещь привычно-любимую. Все-таки люди подсознательно испытывают больше доверия к чародею, если тот помавает посохом… хотя так ли уж много реальной от него пользы, если вдуматься?

Особенно здесь. За решеткой. В корониевой камере. Укрепленной тюрьме для волшебников. Бирюзовом Холме, который холмом только называется, поскольку по сути остров посреди огненной пропасти. Его специально таким создали – особо надежной темницей для особо опасных преступников.

Но по крайней мере вид отсюда и впрямь восхитительный. Весь город как на ладони. Блистательный Парифаген, столица Парифатской республики.

Бриар родился здесь и вырос. Он любил прекрасные улицы Парифагена, его мосты и колонны, его храмы и манораты. Даже сейчас ему нравилось иногда просто выйти вечером и гулять по столичным проспектам, любоваться архитектурой мрамора и кристалла.

Если приглядеться, отсюда можно даже увидеть троедом, в котором Бриар провел детство. Во-он там, в конце бульвара Свершений… хотя нет, нельзя. Его больше нет. На его месте стоит другой, поставленный взамен разрушенного, и в общем-то на него похожий… но другой.

О войне уже мало что напоминает. Невозможно поверить, что десять лет назад из этого окна были видны только развалины. Когда титаны одержали победу, то в гневе разрушили столицу Парифатской республики. Триста бессмертных колоссов прошлись по ней волной цунами и втоптали в землю большую часть зданий.

Людей и других индивидов погибло не так уж много. Титаны не стремились истреблять жителей. В общем-то, они проявили гораздо больше милосердия, чем от них ожидали. Они не завоевали республику, не прекратили ее существование, не взяли власть в свои руки, не поставили на престол лояльных себе марионеток.

Победив, они просто наглядно продемонстрировали: вот на что мы способны! Вот какова титанова сила! Не лезьте к нам больше, оставьте в покое!

И их оставили в покое. На какое-то время, по крайней мере. У республики сейчас и выбора-то иного нет – титаны вернулись на свой остров, но два года войны уничтожили все, достигнутое за двести лет мира.

Большую часть жизни Бриар провел в спокойной и процветающей Парифатской республике. Он сам приложил руку к тому, чтобы она такой стала. Ему было всего сорок, когда началась Всемирная война – и ему было пятьдесят, когда она закончилась. Он лично поставил в ней точку, убив Кровавого Князя.

То, что это сделал именно он – во многом случайность. Просто он уже тогда считался одним из лучших чародеев республики, и неудивительно, что его включили в боевую группу, штурмом взявшую крепость на Шепельде. Даже зажатый в угол, Кеннис оставался чудовищем страшной силы – но его все же удалось одолеть.

Последний удар нанес Бриар. С тем же успехом это мог быть Анго. Или Свиришша. Но судьба распорядилась так, что это оказался Бриар – и именно его провозгласили героем-победителем. Остальных тоже не забыли, разумеется, но им почестей досталось все же меньше.

Кажется, Анго так и не перестал завидовать. Когда Бриар предстал перед трибуналом, боевой товарищ не сказал ни слова в его защиту. Обвинений, правда, тоже не выдвинул – просто молча сидел и слушал.

Бриар многое бы отдал, чтобы узнать, как он проголосовал в тот день. Его приговорили к бессрочному заключению большинством в один голос. Интересно, не принадлежал ли этот решающий голос Анго?

Хотя лучше не знать, наверное.

Жаль, что все так закончилось. Двести лет безмятежного мира – куда они делись?

Конечно, это не было спокойствие болотной лужи – республика бурно росла, вбирала новые земли, поглощала все новые государства. Не всегда гладко. Случались споры, конфликты. Многие присоединялись со скрипом. Эльфы по сей день во многом автономны в своих лесах-слободах. У гигантов почти что государство в государстве. Морская Губерния на саморегулировании. А остров-резервация Дракония вообще входит в состав республики чисто номинально.

И все же – единство. Общий язык. Общая валюта. Сама планета официально получила название Парифат – потому что разве это не было естественным?

Казалось, что так будет вечно. Казалось, что впереди Парифат ожидает только ясное небо. И так и было почти два столетия. Золотая эра республики. Золотая эра и самого Бриара. Он вел исследования, развивал мировое волшебство. Он принимал участие в разработке пирамид-маносборников и сети каменных порталов. Он разыскал несколько удивительных реликтов, и в том числе древний источник Сущностей – Дарохранилище. Он спускался в Шиасс и стоял перед вратами Хиарда. Он разработал магический язык Каш, который используется сейчас чуть ли не всеми. Его знания и могущество росли, пока он официально не был признан величайшим волшебником в мире. Ему даровали почетный титул – Всемогущий.

А потом началась война с титанами.

Их остров многим мозолил глаза. Единственный кусочек планеты, так и не вошедший в состав республики. Есть еще Царство Фей, но оно сокрыто туманами, людям нет в него доступа, и даже на карте его местонахождение отмечают только приблизительно. Где-то вот здесь. Где-то вот тут. Кто вообще может похвастаться, что видел его своими глазами?

А титаны – они в конкретной точке. Вот их остров. Алмазный Рай, так они его называют. Полторы тысячи лет назад они все переселились туда, предоставив смертным остальную планету.

Они считали, что смертным этого хватит. Полагали, что пятьдесят континентов – более чем достаточно, чтобы смертные не претендовали на их единственный остров.

Они ошиблись.

И дело даже не в Ордентусе. Да, республика была в шоке, когда титан убил консула. Главу республики. Кто бы не был? Особенно всех взбудоражило то, что убийцей оказался не отщепенец, не обезумевший титан-чудовище, а совсем наоборот. Ордентус Бунтарь нашел свой жребий в борьбе с Парифатской республикой. В борьбе с единым миром. С глобализацией.

Он провозгласил, что республика подавляет свободу и должна быть разрушена.

Но в тот раз мир не рухнул. Алмазный Рай передал Ордентуса на суд смертных – и того приговорили к смертной казни. Общественность какое-то время шумела, но потом успокоилась – и спокойствие длилось еще семьдесят пять лет.

До тех пор, пока республика не вобрала в себя последний клочок земли.

Пока оставались другие не присоединенные части планеты, на Алмазный Рай можно было не обращать внимания. Можно было заниматься пока что прочими.

Он же не последний. Он один из четырех… из трех… из двух… а потом он стал последним.

И стал слишком мозолить глаза.

Конечно, на титанов не набросились сразу же. Многие были уверены, что они сами со временем оценят прелести жизни в едином мире. Сами попросятся в состав республики. Может, на условиях автономии или даже полного самоуправления – это неважно. Парифатская республика либеральна, она готова предоставить каждому, что он хочет.

Но титаны – это не эльфы, не гиганты и даже не драконы. Назвать титана свободолюбивым – это как назвать океан влажным. Алмазный Рай – это ведь даже не государство, а просто остров, где они все живут.

Потому что любой титан скорее умрет, чем станет подданным или гражданином. Скорее умрет, чем признает над собой чью-то власть. Пусть не индивида, пусть всего лишь свода правил. Конституции.

У титанов нет законов. Нет религий. «Горд, как титан» – сравнение, возникшее отнюдь не на пустом месте.

Интересно, как они воспитывают детей?

Бриар вздохнул, отрывая перо от бумаги. Он ведь им говорил. Убеждал и консула, и сенат, что это будет ошибкой. После победы над Кровавым Князем республика не вела войн. Все присоединения были мирными, осуществленными исключительно дипломатией. Может, не всегда чистой, не всегда деликатной – но до настоящих войн ни разу не доходило.

Однако к нему не прислушались. Возможно, дело все-таки было и в Ордентусе. После того случая многие не доверяли титанам. Многих пугал сам факт присутствия в их мире столь могучих существ. Это как жить по соседству со спящим вулканом – сейчас-то безвреден, но что случится, если вдруг проснется?

Все-таки титаны слишком горды и слишком непредсказуемы. Начало войны было только вопросом времени.

На этой войне Бриар потерял брата. Брокар уступал ему в способностях, но тоже был великим чародеем. После него остался незаконченный проект, недостроенный манорат, коллекция раковин, вдовая супруга и двенадцать детей.

Было восемнадцать, но шестеро уже умерли от старости.

Сам Бриар тоже не уклонялся от гражданского долга. Считал эту войну ошибкой, но когда она началась – отправился на фронт среди первых же добровольцев.

Его знал весь мир. Не только как победителя Кровавого Князя, но и как создателя языка Каш, как автора новой магической системы, да и просто как волшебника номер один. Бриар не гонялся за славой, не рвался к власти и не любил почестей, но не мог отрицать, что равных ему нет. Слишком уж очевидный это факт, чтобы деланно скромничать.

Он и не отрицал. Бриар Всемогущий. Никто не скажет, что он не внес вклада в войну с титанами. Его заклинания отправили в Шиасс двадцать девять этих бессмертных. Среди них пятеро были нашедшими жребий. Архисильными созданиями.

Бриар споткнулся на тридцатом. Аэтернус. Алмазный Страж. У титанов нет правителей, но есть предводители – те, кого особенно уважают. Те, к чьим советам прислушиваются. Те, кто возглавляет какие-то общие деяния – грандиозные стройки, массовые переселения… и войны.

И Бриар намеревался повторить то, что сделал когда-то с Кеннисом. Добраться до вражеского предводителя, свернуть ему шею и закончить войну.

Ему не удалось. Всемогущий не сумел одолеть Вечного. Всей магии Бриара не хватило, чтобы уничтожить Аэтернуса. Они бились с Алмазным Стражем почти сутки, и Бриар остался посрамлен. Сам бы он не пощадил Аэтернуса и потому не ожидал пощады от него – но лидер титанов неожиданно даровал ему жизнь. Не стал мстить за погибших собратьев. И единственное, что он потребовал от Бриара – принести клятву, что тот не станет больше вредить титанам.

Бриар поклялся. Самой страшной магической клятвой – вратами Шиасса и бессмертной душой.

И клятву он сдержал.

И не просто сдержал. Другой бы на его месте просто сложил оружие. Он и так сделал немало – пусть другие закончат дело. Его не осудили бы. Узнав о принесенной клятве, ему позволили бы вернуться в тыл, покинуть театр боевых действий. Способности Бриара разносторонни и многогранны – он мог бы исцелять раненых и воскрешать погибших, снабжать республику припасами и возводить новые здания.

Но пока идет война, любая помощь республике будет вредом для титанов. Так рассудил Бриар. А сидеть без дела он не умел никогда. Трудоспособный, как никто, он просто не был предназначен для безделья.

И потому он попытался прекратить войну. Заявил, что хочет выступить в сенате – и ему предоставили трибуну. В назначенный час весь мир приник к проекристаллам – и весь мир видел, как Бриар Всемогущий требует немедленно заключить мир. Он произнес целую речь – бурную, горячую… но не достигшую цели.

Время еще не пришло. Если бы Бриар выступил годом позже, когда титаны перешли в наступление и республика затряслась от страха… впрочем, к тому времени было бы поздно. Через год сенат и без него начнет молить титанов о мире – только вот те будут уже слишком взбешены.

А Бриар выступил, когда война была в самом разгаре. Когда республика была пьяна от побед. Когда казалось, что Алмазный Рай вот-вот падет, и весь мир, вся планета без исключений станет одним безграничным Парифатом.

Патриотическим угаром были охвачены все. От мала до велика, от сенаторов до гонителей вшей. Над титанами смеялись, их рисовали на карикатурах и сочиняли анекдоты. Изображали какими-то чурбанами, тупыми обезьянами с высоко задранными подбородками.

И когда Бриар объявил (вовсе не стесняясь в словах), что войну нужно прекратить, на него ополчился весь мир. Из любимца общественности он мгновенно превратился в ее заклятого врага. Сенаторы в тот день освистали волшебника. Случайные прохожие плевали ему вслед.

А потом стало известно о клятве, которую он дал Аэтернусу. Бриара заклеймили предателем и дезертиром. Отдали под трибунал. Три дня разбирательств – и он попал сюда. В корониевую камеру на вершине башни.

Из этой удобной ложи он и наблюдал финальную сцену. Своими глазами видел, как титаны штурмуют Парифаген и втаптывают его в пыль. Видел падение республики. Гибель бывших товарищей.

Всего за два года до этого Парифатская республика была величайшим государством в истории. И не потому, что у нее были несокрушимые легионы. Не потому, что у нее было доступное для всех волшебство. И не в том дело, что в зале сената стояли золотые статуи, а на городских площадях били винные фонтаны. Это все пустое, мишура.

Республика была великой благодаря ее обществу. Системе социальных взаимоотношений, которая вмещала весь мир. Позволяла гармонично сосуществовать десяткам разумных видов и сотням культур. Давала всем образование, безопасность и государственную поддержку.

У Парифатской республики были свои недостатки. Все еще сильнейшее социальное неравенство, расслоение общества на аристократию и плебс, а вдобавок еще и деление на одаренных и немогущих. Но могучая конгломерация не переставала развиваться.

В конце концов, Бриар еще застал время, когда на Парифате существовало самое настоящее рабство. Разумных индивидов покупали и продавали, как скот. Ему было всего девять лет, когда отец пришел домой ликующим и объявил сыновьям, что с сегодняшнего дня они полноправные граждане.

Подумать только, насколько изменилась бы его жизнь, запоздай упразднение рабства хотя бы на год. Дети невольников получали только начальное образование, которое заканчивалось в десять лет. Их не допускали в школы Искусства. Даже не пытались проверять на скрытые способности.

Никто бы никогда не узнал, какой редкий дар скрывается в чакрах маленького Бриара.

И вот чем все закончилось. Одиннадцать лет он уже сидит за решеткой и смотрит, как рушится Парифатская республика.

Отсюда это не очень заметно. Столицу отстроили давным-давно. В конце концов, это всего лишь здания. Но вот общество… общество за десять лет так и не оправилось. Война унесла миллионы жизней, включая множество ведущих волшебников. Республика сотрясается в череде бесконечных кризисов. Она уже далеко не едина – провинции все чаще заговаривают об отделении, сепаратизм все усиливается, правительство не умеет совладать с беспорядками.

Парифат на грани распада. Возвращения к былой россыпи мелких вольниц, крошечных княжеств и королевств. Бесконечной грызне. Череде междоусобиц. К тому, с чем с таким трудом было покончено.

А Бриар Всемогущий здесь, в камере. О нем словно все позабыли.

Былые заслуги? Кому они теперь интересны? Настоящее важнее прошлого. А в настоящем он – всего лишь узник. Дезертир. Предатель интересов республики, которого все ненавидят.

Но будущее важнее настоящего. Все еще может снова измениться. Бриару двести шестьдесят лет, но для мага его силы это ничто. Даже в корониевой камере, без чародейной подпитки он проживет еще минимум век.

Более чем достаточно, чтобы закончить главный труд жизни.

Вот уже одиннадцатый год Бриар писал книгу. Одну и ту же, все заново и заново. Рвал листы и кидал их в камин – тот горел круглый год, хотя Парифаген расположен на экваторе.

Идея этой книги появилась у Бриара незадолго до войны. Поначалу он даже посчитал идею глупой – настолько вразрез она шла с тем, чему учили Бриара всю жизнь. Ему долго не верилось, что в его рассуждениях нет ошибок.

Но их, кажется, действительно нет.

Магия проста. Многие этого не понимают, но магия очень проста. На протяжении всей своей истории волшебники искусственно ее усложняли и запутывали, чтобы добиваться лучших результатов, но это не более чем сложные и запутанные костыли.

Они действуют, эти костыли. Они работают. Но все то же самое можно делать и очень-очень просто. Одним волевым усилием. Прямым контролем маны.

На самом деле больше ничего и не нужно.

Но чтобы прийти к этой простоте, вначале нужно освоить магию сложную. Парадокс, но чем она сложнее, тем легче большинство чародеев ею овладевают. Длинные зубодробительные заклинания. Календарно зависимые ритуалы со множеством переменных. Многосоставные эликсиры из редчайших ингредиентов. Артефакты, которые куются годами.

Все это сложно – но легче для восприятия. Слишком уж слабо духовное начало в смертном существе. Чтобы его расшевелить, чтобы взрастить в индивиде искру волшебника, приходится прибегать к поистине нелепым психологическим ухищрениям.

А то, что все это просто костыли и декорации, что на самом деле ничего этого не нужно… к этому приходят немногие.

Бриар изучил эти костыли и декорации, как никто. Не ради пустой почести его титуловали Всемогущим. Он и в самом деле аномально могущественный волшебник. Он владеет невероятным количеством заклинаний, ему подвластно огромное множество родов магии. Он умеет применять даже чары Света и Тьмы – причем одновременно.

До Бриара считалось, что подобное невозможно.

И последние одиннадцать лет он пытался сформулировать заветную мечту чародеев – универсальное заклинание. Искал способ свести всю магию к нескольким словам, а в идеале – к одному слову. Такому слову, которое будет действовать в любых устах, у любого человека.

У него получалось это частично. Идея ускользала. Вертелась совсем рядом, давала увидеть то хвостик, то лапку… но целиком не показывалась. Бриар исписывал все новые листы – благо в бумаге его не ограничивали.

Экспериментировать с волшебством в корониевой камере – паргоронский труд. Даже Бриар не мог здесь колдовать. Чакры отказывались обрабатывать ману. Пшикали, как пустые гориски.

Но в том-то и дело, что идея, которую он пытался поймать, обещала решить эту проблему.

На первый взгляд казалось, что Бриар создает обычные волшебные свитки. Самое простое дело, даже рядовые волшебники без труда их производят. Начертать заклинание, влить мановый заряд. Элементарно. Первый свой свиток Бриар сотворил двенадцати лет от роду. Его всегда интересовала эта методика.

Но свитки – одноразовые. Они одноразовы по определению. Их нельзя даже перезарядить – мана пропитывает сам материал, содержится в бумаге или чернилах. Истраченный свиток либо рассыпается, либо становится чистым – зависит от методики.

Артефакты – дело другое. Они многоразовые. Гораздо сложнее свитков, зато многоразовые. Однако мана им все равно нужна, без нее никуда. Если артефакт получает ману от владельца, в корониевой камере он точно так же бесполезен. А если тратит собственный запас, тот рано или поздно закончится.

Но что если найти… альтернативу?

Здесь и сейчас, на одиннадцатый год заключения, Бриар Всемогущий наконец отыскал решение. Пока еще это не универсальное заклинание, далеко нет. Но это первый шаг к нему.

Вечный волшебный свиток. Неограниченный. Действующий в любых руках.

Невозможно?.. О, Бриар уже не раз делал то, что считалось до него невозможным.

Причем он сотворил этот свиток в корониевой камере. Неспособный колдовать.

И в том-то и дело, что он не колдовал. Не применял активную ману. Не выпускал из себя заклинаний.

Вместо этого он заклинание… оживил. Аномально могущественный волшебник, он сумел сконцентрировать магический импульс в конкретном участке астрального тела – и отделил этот участок. Перенес его на лист бумаги – и позволил жить собственной жизнью.

Одушевление – самый простой процесс на свете. Бесхозные искры сознания носятся повсюду мириадами. Какая-нибудь крохотная паучиха откладывает тысячу яиц – и в них возникает тысяча душ.

Маги тоже знают в этом толк. Бриар мог одушевить что угодно. Вдохнуть жизнь в хладный труп – и обменяться словами с мертвецом. Вдохнуть жизнь в бесформенную стихию – и узреть бушующего элементаля. Вдохнуть жизнь в предмет обихода – и получить верного прислужника-объекталя. Вдохнуть жизнь в артефактное изделие – и создать мыслящего голема.

Но сейчас Бриар одушевлял… заклинание. Не просто вливал ману, а даровал ему душу. Не бумаге, не чернилам, а самой сути чародейства – пусть и воплощенной в материальном виде.

Теперь это не просто заклинание, а самостоятельная личность. Носитель бессмертного сознания и источник маны. Оно живет и существует только для выполнения конкретной задачи – но эту задачу оно выполнит, игнорируя короний.

Ведь у заклинания нет духовных линий. И нет чакр. Оно само по себе как чистая чакра – только рассредоточенная. И если воззвать к ней, если произнести нужные слова…

– Маракурита орхара баста! – произнес Бриар, поднявшись со стула. – Иневорк! Сото риаро, армеда хили!

И… ничего не произошло. Ничего не случилось. Листок по-прежнему лежал на столе, Бриар по-прежнему стоял посреди камеры.

– Чего-то не хватает, – задумчиво сказал он.

Странно. Конечно, неудачных попыток было уже бессчетно, но он был уверен, что в этот раз все рассчитал верно. Видеть рисунок ауры короний не мешает – и Бриар видел безупречную законченную решетку. Прекрасный гармоничный узор элементарного заклинания Побега.

Но оно почему-то не срабатывает. Быть может, короний его все-таки ограничивает? В теории он мешать не должен, но практика часто расходится с теорией. Бриар мог чего-то не учесть, упустить из виду какую-нибудь мелочь.

Он еще раз повторил звуковую комбинацию. Нет, оговорки нигде не было, все произнесено правильно. Абсолютная точность не требуется – живое заклинание не разумно в привычном понимании этого слова, но достаточно сообразительно. Если не слишком коверкать слова, оно поймет сигнал.

Еще часов шесть Бриар просидел за столом, проверяя все по новой. Пищеграмма дважды вспыхивала, выдав сначала завтрак, а затем обед, но узник даже не смотрел в ту сторону. Ему не хотелось ни есть, ни пить.

И в конце концов его лицо просветлело.

Как это часто бывает, он действительно упустил из виду крошечную деталь. Живое заклинание обитает в своем листе бумаги. У него нет глаз и ушей. Оно все же воспринимает окружающий мир, но совсем иначе, труднопредставимо для человека.

И для того, чтобы оно распознало звуковую комбинацию, нужно войти с ним в эфирный контакт. Плотно сомкнуть астральные тела.

Самый простой способ это сделать – тактильный.

Пламя Паргорона, как же глупо. Бриар невольно рассмеялся. Величайший волшебник Парифата, господа. Шесть часов ломал голову, не догадываясь взять листок в руки.

Но теперь он это сделал. В последний раз взглянул на вид за окном и снова произнес:

– Маракурита орхара баста! Иневорк! Сото риаро, армеда хили!

Отзвучало последнее слово – и Бриар Всемогущий растворился в воздухе.

 

Глава 5

Искатели Криабала гадали, что с ними сделают. Мектиг, Плацента, Джиданна, Дрекозиус и Имрата стояли в окружении прихвостней, среди прочих пленников Бельзедора, и ждали, когда тот обратит на них внимание.

– Нам нужно наброситься на них разом, – сказала титанида. – Я раскидаю их, а вы бегите.

– Усмири свой пыл, дочь моя, мысли благоразумно, – тихо ответил жрец. – Бесславно сложить головы мы всегда успеем.

– Но…

– Мы уже пробовали сбежать, – брюзгливо напомнила Джиданна. – Успех был поразительным.

После битвы Бельзедора и Антикатисто они действительно попробовали дать деру. Сотканное из чистой Тьмы чудовище забрало все Криабалы, больше их тут ничто не удерживало.

Даже Имрата это неохотно признала.

Но покинуть Цитадель Зла не удалось. Бельзедор погиб, но его приспешники остались в добром здравии. Управляющий лично преградил искателям Криабала путь и вежливо сообщил, что им бы желательно еще задержаться здесь на какое-то время.

И это не просьба.

Имрата попыталась отшвырнуть этого человечка с как будто наклеенными усиками. Но в отличие от Бельзедора, тот не дал ей красивого поединка. Просто хлопнул в ладоши – и всех пятерых перенесло в камеры.

В те самые камеры, откуда их с таким трудом освободил Плацента. Только уже полностью отремонтированные. С заново наложенным замком в женской камере и починенными прутьями в мужской.

А на следующий день их вытащили и пригнали обратно в тронный зал. Тот уже почти полностью привели в порядок, вдоль стен вновь толпились прихвостни всех видов, а на железном колючем троне восседал Темный Властелин.

Опять живой и здоровый.

Был он разве что сейчас не в доспехе, а в черном костюме из толстой замши. Добрых девяти локтей ростом, с чеканным лицом цвета старой бронзы и чернильно-черной копной волос, лорд Бельзедор восседал перед мольбертом и писал картину. Жуткий, зловещий, но по-своему красивый пейзаж, панораму Бриарогена.

– Как вам моя работа, лорд Гвыфнюр? – спросил он, оценивающе склонив голову.

– Изумительно, Властелин! – с подчеркнутым подобострастием произнес тощий крысолюд. – Восхитительно! Вы непревзойденный талант! Художники всего мира – сущие ничтожества в сравнении с вами!

– В таком случае я жертвую эту картину на благотворительность, – снял холст с мольберта Бельзедор. – Продайте ее с аукциона в Ридолено, Торо или другом городе, знающем толк в живописи.

– Потом выкрасть обратно? – ухмыльнулся Гвыфнюр.

– Разумеется. Не мне вас учить.

– И продать снова?

– Да, но уже в другом городе.

– Другие ценности тоже красть?

– Само собой. Мою картину будут покупать тонкие ценители – у них наверняка найдутся и другие прекрасные полотна. В последнее время моя картинная галерея прискорбно перестала обогащаться – поручаю вам это исправить.

– Повинуюсь, мой Властелин, – склонился приспешник, едва не касаясь пола длинными резцами. – А на какую именно благотворительность жертвовать вырученные деньги?

– Вам в карман, лорд Гвыфнюр. Вы же сирота, кажется?..

Передав этому приспешнику картину, лорд Бельзедор так же стремительно разобрался с еще несколькими мелкими делами. Распорядился натравить виверн и хищных ящеров на Миртанию – небольшую страну по соседству с Империей Зла. Приказал устроить дождь из кальмаров в нескольких случайно выбранных королевствах. А приспешнику в белоснежном смокинге приказал отправиться в империю Грандпайр и массово осквернить там лестницы и лифты.

– А теперь перейдем к более важным вопросам, – поднялся с трона Бельзедор. – Господин управляющий, вы что-то хотели мне сказать?

– О да, Властелин, – преподнес ему странный черный предмет управляющий. – Спешу обрадовать – вас снова признали лучшим злодеем года! В сто сорок первый раз!

– О, как это лестно! – торжествующе ухмыльнулся Бельзедор. – Передайте членам жюри мою признательность и выпустите из темниц их родных.

Прихвостни восхищенно захлопали. Темный Властелин раскланялся на все четыре стороны, грохнул об пол черным посохом, откашлялся…

– Постойте, Властелин! – воскликнул управляющий. – Вы забыли надеть плащ! Нельзя выступать без плаща!

– Ох ты, – спохватился Бельзедор. – Благодарю вас, господин управляющий. Я чуть было не осрамился.

Действительно, старый его плащ был уничтожен в битве с Антикатисто. А настоящий злодейский плащ – это очень важно. Он должен красиво развеваться. Должен внушать ужас. Должен быть мягким, но вместе с тем прочным.

И черным. Радикальный черный цвет. Это очень важно. Черные плащи – одно из главных изделий текстильной промышленности. Плох тот портной Империи Зла, что не умеет шить такие.

Бельзедору поднесли самый лучший. Он запахнулся в него, снова откашлялся и принялся… петь. Зал наполнился как будто раскатами грома – гулкий, зычный голос Темного Властелина разносился так далеко, что вороны взлетели с крыш. Управляющий аккомпанировал ему на огромном черном органе, которого вроде бы еще только что в зале не было, а теперь вот появился откуда-то.

 

Я во мраке ночи насылаю кошмары!

Легионы злодеев повсюду я шлю!

Не получит пощады ни юный, ни старый!

Причинять людям горе я очень люблю!

 

Ненавижу всей душой я эльфов и людей,

Уничтожить их хочу, очистить мир скорей!

Пусть он будет гол и пустынен,

Пусть проклинают все мое имя!

Взвейся, нечисть, что мне подвластна,

Смерть всех настигнет, и это прекрасно!

 

Гремит война, планету потрясая,

Зловещий мрак окутал города!

Герои тщетно этот мир спасают,

Я буду сеять ужасы всегда!

 

Прихвостни раскачивались в такт, притопывали, щелкали зубами и хором подпевали:

 

Он могуч, велик, прекрасен,

Злобен и непобедим,

Он всегда от крови красен,

Наш любимый Властелин!

 

– Что происходит? – растерянно спросила Имрата.

– Тс-с!.. – шикнул на нее Дрекозиус.

Но было уже поздно. Несколько прихвостней придвинулись к искателям Криабала и с явной угрозой пропели:

 

Трепещи, дрожи и слушай,

Бельзедор уже идет!

Плоть пожрет, поглотит души

И на части всех порвет!

 

Управляющий в последний раз опустил руки на клавиши. Орган издал последний зловещий звук – и Бельзедор громогласно расхохотался. Смех Темного Властелина наполнил тронный зал, выплеснулся наружу, разнесся над всем Бриарогеном. Прихвостни бешено захлопали, заулюлюкали, преданно взирая на Бельзедора.

– Я даже не знаю, что сказать, – безучастно произнесла Джиданна. – Что это было?

– Всего лишь злодейская песня нашего Властелина, – произнес управляющий, каким-то образом оказавшийся у нее за спиной. – Он сочинил ее сегодня утром.

– И часто он их… сочиняет?

– Регулярно. Наш Властелин постоянно в творческом поиске.

– А зачем это вообще?

– Как это зачем?! – поразился управляющий. – Если ты злодей – необходимо время от времени исполнять злодейские песни. Это очень важно.

– А если тролль на ухо наступил? – полюбопытствовала волшебница. – Если петь не умеешь?

– Боюсь, в таком случае вам никогда не стать подлинным злодеем, – покачал головой управляющий. – Вульгарные злодейства вы творить сможете, конечно, но в них не будет стиля. Не будет души. Это уровень обычных мелких прихвостней, но никак не приспешников. И уж тем более не Темного Властелина.

Объяснив это, управляющий предложил искателям Криабала предстать перед Бельзедором. Точнее, их подтолкнули к трону пять огров со зверскими рожами. Заминка возникла только с Имратой, которая оказалась сильнее, поэтому ее огр просто вежливо попросил девушку не создавать проблем.

Усевшийся обратно на трон Бельзедор смерил их пристальным взглядом. Трясущийся от мелкой злобы Плацента притаился за широкой спиной Мектига, туда же отступила Джиданна, а где-то еще дальше пытался спрятать свои телеса Дрекозиус. Имрата, которая все еще дискутировала со своим огром, немного приотстала, так что в итоге Бельзедор оказался один на один с Мектигом.

Дармаг выдержал его взгляд без труда. Могучий хирдманн не умел бояться врага, облеченного в плоть, и смотрел на Темного Властелина без тени страха, с одной только холодной яростью.

Бельзедор. Мектиг ненавидел Бельзедора.

Рядом с троном возник управляющий. Темный Властелин повернулся к нему и дружелюбно попросил:

– Господин управляющий, представьте мне моих гостей, пока их головы еще не отделены от тел.

– Прекрасный набор, Властелин, – любезно ответил управляющий. – Отличная слаженная команда героев, от души рекомендую. Вот это, извольте видеть, Мектиг Свирепый. Тридцать семь лет. Дармаг, родом из Свитьодинара, когда-то был первым бойцом тинглида. Покинул дом после убийства ярла Солетунга, с тех пор ведет жизнь охотника за головами. Берсерк, одержим духом лемминга. Беспощаден к врагам, но беззаветно предан друзьям, предельно неразговорчив. Севигист с уклоном к Энзирису. Любимое оружие – боевая секира. Одна Сущность – Самозатачивающийся Клинок.

Мектиг никак не прокомментировал данную ему характеристику. Только на лице его мелькнуло беспокойство – он удивился, что в Империи Зла так много о нем известно.

– А это, с вашего позволения, Плацента, – продолжил представлять искателей Криабала управляющий. – Тридцать шесть лет. Полугоблин, родом из Эрдезии, профессиональный вор. Сын вора-гоблина и опустившейся шлюхи, вырос на улице. Щипач и домушник, немного подвержен клептомании. Жаден, коварен, подл, жесток, страдает копролалией. Эготеист. Любимое оружие – парные кинжалы или аналогичные короткие клинки. Одна Сущность – Бранный Полиглот.

– На кир иди, ыррыть материа! – огрызнулся Плацента, выглядывая из-за Мектига.

– Мэтресс Джиданна Спецеял, – представил волшебницу управляющий. – Тридцать четыре года. Человек стандартного типа, родом из Эрдезии. Окончила Клеверный Ансамбль, институт Унионис, факультет великодушия. Лиценциат. Фамиллиар – императорская белка. Считает себя неудачницей, инертна и ленива, страдает эмоциональной глухотой. Ктототамка. Любимые заклинания – Слияние Сознаний, Огненное Дыхание, Исцеляющий Зверь, Дублирование, Царь Зверей. Одна Сущность – Зеленое Яблоко.

– Худшая Сущность из тех, что были в Дарохранилище, – равнодушно произнесла Джиданна, сотворив себе яблоко.

– Отец Дрекозиус, урожденный Магет Риарико, – указал на жреца управляющий. – Сорок семь лет. Человек стандартного типа, родом из Грандпайра. Жрец Космодана, закончил духовную семинарию в городе Ридолено. Тридцати лет от роду переехал в город Пайнк, что в Эрдезии, где вскоре получил должность видама при епископе Суйме. На протяжении последних семнадцати лет разыскивает Криабалы. Очень умен, красноречив, корыстен, лицемерен. Набожность отсутствует, хотя все же севигист. Две Сущности – Спящий Человек и неизвестного наименования.

Дрекозиус издал чуть слышный вздох. Он сразу понял, конечно, что это за Сущность у него неизвестного наименования – способность видеть во сне Криабалы. Но он и понятия не имел, что это, оказывается, Сущность… хотя стоило бы догадаться.

Интересно, откуда об этом знает управляющий Бельзедора? Откуда он вообще так много о них знает? Даже его дожреческое имя, которое Дрекозиус грешным делом уже сам с трудом припоминал.

Их не допрашивали, не пытали, не психозрительствовали… хотя это можно сделать и незаметно, ладно.

– И юная титанида Имрата Аэтернида, дочь некоронованного царя титанов…

– Про нее не нужно, – перебил Бельзедор. – Благодарю вас, господин управляющий. Что же до вас пятерых… вы голодны, надеюсь?

– Нас ни разу не кормили, – сухо произнесла Джиданна. – Мы ели только мои яблоки.

– Они вкусные? – осведомился Бельзедор.

– Нет, очень кислые.

– Рад это слышать. Я очень старался, чтобы вам не понравилось.

– Мерзавец!.. – шагнула вперед Имрата. – Ты смеешь…

Бельзедор вскинул ладонь, и титанида словно врезалась в невидимую стену. От Темного Властелина изошла цепенящая волна – мысли сразу притихли, движения стали вялыми.

– Обсудим наши разногласия позже, – сказал Бельзедор. – Сейчас я приглашаю вас разделить со мной обед.

– Это огромная честь для всех нас, – елейным голоском произнес Дрекозиус. – Но будет ли мне позволено спросить, есть ли у нас выбор?

– Разумеется. Вы можете пойти на обед, а можете вернуться в темницу.

– А там нас покормят?! – подал голос Плацента.

– Нет.

– Ярыть, придется идти с тобой… а в сортир сначала можно? Я срать хочу.

Обед у Темного Властелина – опыт, которым мало кто может похвастаться. Ни Мектиг, ни Плацента, ни Джиданна, ни Дрекозиус никогда не думали, что однажды им доведется посидеть за этим столом, среди злых волшебников, великих преступников, нечистых тварей, беглых тиранов и прочих приспешников лорда Бельзедора. Дрекозиус заметил тех, кого уже видел в вещих снах – лорда Тысячезуба, леди Муррр Чи, лорда Золотую Бороду… и только леди Хионы по понятным причинам не было.

Имрата ни о чем подобном не думала и подавно. Проведя в глыбе колдовского льда несколько тысячелетий, она до недавнего времени знать не знала ни о каком Темном Властелине. Ее родной Парифат был совершенно иным местом, абсолютно не похожим на Парифат нынешний.

Во главе стола восседал, понятное дело, сам лорд Бельзедор. По левую и правую руки – две его жены, похищенные принцессы из великих империй. За спиной господина замер бессменный управляющий. На коленях Темный Властелин держал важного белого кота. А большую часть остальных мест занимали бессчетные приспешники.

Искателей Криабала разместили в самом дальнем конце, и чувствовали они себя не в своей тарелке. Рядом сидели еще два каких-то типа – явно не приспешники, тоже какие-то гости или пленники.

Тут это почти одно и то же.

– Танзен, – коротко представился один из них. – Магистр Метаморфозиса.

– Джиданна Спецеял, лиценциат Униониса, – кивнула Джиданна, кормя свою белку серебряными монетами. Ей подали их целую горсть, на отдельной тарелочке. – Вы из Кустодиана?

– Что меня выдало? – пристально посмотрел Танзен.

– Взгляд… выражение лица… что-то в ауре… не знаю, – неопределенно пожала плечами волшебница. – Просто когда я вас увидела, то сразу подумала – агент Кустодиана.

– Вы очень наблюдательны, мэтресс. Я видел вас там… в зале… когда наш хозяин сражался с Антикатисто.

– А я вас там не заметила. Хотя я не вглядывалась.

– Я выглядел иначе.

– Ну да, Метаморфозис же…

С другой стороны отец Дрекозиус расспрашивал брата Массено. Он, разумеется, сразу узнал солнечного монаха по багровой рясе, и теперь осторожно выяснял, что тот здесь делает. Солнцегляд отвечал любезно, но уклончиво, не слишком распространяясь о своей миссии, и уж подавно не упоминая о пайцзе нунция.

Имрата сидела кислая, как лимон. Она неотрывно таращилась на Бельзедора – а тот словно ничего и не замечал. За обедом Темный Властелин был весел и дружелюбен, шутил с женами и приспешниками, да и вообще больше походил на главу большого счастливого семейства, чем на грозу всего Парифата.

Подали первое. Кристальной чистоты черепаховый суп. По обе стороны от блюда лежали приборы – три разного размера ложки, столько же вилок, два ножа и тонкая серебряная заковырка. Джиданна слышала, что ею положено есть моллюсков, но их пока на столе не появилось.

Плацента ел суп с видом ценителя. У него почему-то была только одна ложка, остальные приборы куда-то пропали.

– Хм-м… – с видом ценителя произнес он, почмокав. – Какой необычный сорт говна…

Сделав еще несколько глотков и сожрав все мясо, он вылил бульон во флягу, тут же свернув воронку из листа бумаги. Откуда он взял флягу и бумагу – знал только сам Плацента.

– А бульон у тебя там не протухнет? – спросила Джиданна.

– Ничего. Настоится.

– И ты будешь это есть?

– Ты совсем дура, что ли, Джи-Джи? – сплюнул на пол Плацента. – Это фляга. Из нее пьют.

– А. Ясно, – вернулась к супу Джиданна.

Суп нравился ей больше, чем Плацента. Он оказался и в самом деле вкусным. На редкость даже вкусным. За обе щеки его уплетали почти все.

Нос воротил только монах с повязкой на глазах, но он солнцегляд. Солнцегляды всю жизнь блюдут строжайший пост, об этом Джиданна где-то слышала.

– Превосходно, – рек Бельзедор своим особым голосом, который разносился гулким эхом. – Мои комплименты повару. Но, кажется, мой суп отравлен… и недосолен.

В гробовом молчании он тряхнул солонкой над тарелкой, потом поднес ее к глазам и молвил:

– Соль тоже отравлена.

Бельзедор спокойно продолжил есть, а приспешники спрятали глаза, склонившись над тарелками. Один из них, крохотный лысый старичок в пенсне, рассеянно царапал свой бокал бриллиантовым кольцом.

– Мэтр, пожалуйста… – поморщился Бельзедор. – Мне эти фужеры на свадьбу подарили.

– Простите, Властелин, – ответил приспешник, продолжая царапать.

Подали второе. Тушеное говяжье рагу с молодым картофелем и черносливом. Его Плацента уже никуда не засовывал – просто смолотил и завертел носом в поисках добавки. Его ложка бесследно исчезла, и вместо нее он украл у Мектига вилку. Дармаг все равно пользовался только одним прибором, и не очень умело.

Потом принесли десерт – воздушную халву и фрукты. Полуобнаженные горничные разлили чай, управляющий заиграл на зловещем черном органе, который каким-то образом переместился из тронного зала в столовую.

Искателям Криабала раздали анкетки, чтобы они описали свои впечатления от темницы Цитадели Зла. Там было полтора десятка пунктов – питание, освещенность, жестокость тюремщиков, безнадежность, взламываемость, голодные муки и тому подобное. Дрекозиус любезно проставил везде низший балл, и только графа «пытки» получила оценку «удовлетворительно». Пытать их не пытали – скорее всего, просто не успели.

Остальные искатели анкет заполнять не стали. Полуграмотный Мектиг толком и не понял, что это такое, Плацента фыркнул, скомкал свою и бросил на пол, а Джиданна удостоила ее одним лишь взглядом и продолжила есть халву. Она обожала сладости.

– А как тебя зовут? – подергали ее за подол.

Волшебница повернулась и безразлично уставилась на девочку и мальчика лет шести-семи. Детей Джиданна терпеть не могла и каких-то других просто отогнала бы.

Но эти дети – не просто дети. Это дети лорда Бельзедора. Они тоже сидели за столом, со своими матерями, но им быстро прискучило, и они принялись путешествовать вокруг него, общаясь с приспешниками и отцовским котом. Тот с важным видом ел розовую мышь.

А потом дело дошло до гостей-пленников. И особенно детей Бельзедора заинтересовала Джиданна, потому что у нее была белка. Они зачарованно смотрели, как зверек точит монеты. Грызет серебро, как ореховые скорлупки.

– А она умеет плясать и петь? – спросила девочка.

– Умеет, – неохотно ответила Джиданна. – Но не любит.

– Почему?

– Просто.

– А имя у нее есть?

– Нету.

– Почему?

– А зачем оно ей?

– Ну а как ты к ней обращаешься?

– Никак. Она фамиллиар.

– Милые детушки, а как зовут вас самих? – влез в разговор Дрекозиус. – Скажите нам с тетушкой Джиданной, сделайте такую милость.

– Одезит, – сказал мальчик.

– Дарина, – сказала девочка.

– Ах, какие чудесные имена! – расплылся в улыбке жрец. – Сразу видно, что вы замечательные дети. А кто ваши папочка и мамочка?

– Ты что тут к нам подлизываешься, жирный? – хмыкнул мальчик. Он выглядел постарше девочки. – Сам прекрасно знаешь, чьи мы дети. Я ему скажу, он тебя паргоронскими псами затравит.

Дрекозиус осекся и втянул голову в плечи. Маленький Одезит снова хмыкнул, с явным удовольствием стукнул жреца кулаком в плечо и убежал играть с сестрой.

– Какие испорченные отроки… – пробормотал Дрекозиус.

– Те еще бррык азурата, – скрипнул зубами Плацента. – Особенно девчонка. Она сгоблинила мои кукри, марах товиалли-товаэлли! Видели, видели?! Они у нее на поясе висят!

– Стихни, – произнес свое первое за день слово Мектиг. – У твоей белки правда нет имени?

Фраза была необычно длинной для дармага, и Джиданна взглянула на него с удивлением.

– Нету, – помедлив, ответила она. – Некоторые дают имена своим фамиллиарам, а многие создают их из ручных животных, у которых имя было и до возвышения… но вообще это не общепринято. Фамиллиар – автономная часть меня самой и одновременно колдовской инструмент. Как дополнительная рука на четырех лапках. Или волшебный жезл, покрытый шерстью. Ты же не даешь имен своим частям тела или оружию… хотя ладно, с оружием плохой пример.

Мектиг угрюмо засопел. У него снова отобрали оружие, а без топора на поясе он чувствовал себя почти голым. Без верной… секиры, которой он действительно так и не дал имени. Просто не успел придумать.

Мектиг угрюмо засопел. Джиданна кисло скривилась. Плацента злобно ругнулся. И глядя на это царство уныния, Дрекозиус тяжко вздохнул.

– Дети мои, не сочтите за укор, не примите в обиду, но отчего вы всегда так мрачны и угрюмы? – горестно вопросил он. – Не помню, чтобы хоть раз я видел на лице кого-то из вас самую обычную улыбку. Почему вы никогда не улыбаетесь?

– Улыбаться только тем людям, которым ты действительно рад – хорошая профилактика лицемерия и мимических морщин, – ответила Джиданна.

– Но ты же вообще никогда не улыбаешься, – фыркнул Плацента.

– Потому что среди вас нет людей, которым я действительно рада.

– Что, даже я?

– Даже… – Джиданна осеклась, сообразив, кто ее спрашивает.

Лорд Бельзедор. Темный Властелин подошел сзади и с живым интересом рассматривал искателей Криабала. Те притихли, не зная, чего от него ждать.

– Мое почтение, лорд Бельзедор, – слащаво улыбнулся Дрекозиус. – Примите, кстати, мое искреннее восхищение вашим полотном. Я и подумать не смел, что вы увлекаетесь живописью.

– Всегда нужно оставлять немного времени для хобби, – кивнул жрецу Темный Властелин. – Где мы окажемся, если из нашей жизни исчезнет искусство?

– О, безусловно, безусловно!.. – рассмеялся Дрекозиус, ощупывая Бельзедора колючим взглядом. – Так приятно видеть человека, открытого для творческих веяний!

– Человека?.. – чуть склонил голову Бельзедор. – Ну что ж. Надеюсь, вы сыты, потому что обед закончен, и нам с вами предстоит беседа. Со всеми семерыми.

 

Глава 6

Лахджа вышла через главный вход. Он всегда стоял нараспашку, потому что створы ворот не сумел бы сдвинуть и великан. Сколько в них, метров десять?.. двенадцать?.. Хальтрекарок ростом с обычного человека, но специально сотворил себе громадную дверь, чтобы иметь возможность войти со всем своим величием.

Господи, какой же он самодовольный позёр. Лахджа искренне поражалась его чувству собственной важности. Никто в мире, наверное, не мнит о себе так много, как ее муж и повелитель. Хотя кем бы он был, не получи отцовского наследства? Да никем!

Не так уж давно Лахджа стала супругой демолорда. Не так уж давно поселилась в его дворце. И уж совсем недавно стала демоном… впрочем, об этом она особо не жалела.

Быть демоном оказалось весело.

Когда-то Лахджа была человеком. Хальтрекарок похитил ее из родного мира… шесть лет минуло с тех пор. Большинство похищенных этим похотливым демолордом остаются самими собой, обретая лишь вечную молодость, но ей удалось продвинуться дальше. Она сумела заслужить доверие своего мужа и повелителя.

Стать избранной. Пройти перерождение в чреве Матери Демонов. Обрести парочку очень мощных Ме. И занять место среди высшей знати Паргорона.

Не на самом верху, конечно. На самом верху демолорды. Мажоритарные акционеры Банка Душ, контролирующие пятьдесят один процент общего капитала.

А у Лахджи этих самых процентов ровно нисколько. Нет у нее счета в Банке Душ – она, как и остальные жены, приписана к счету Хальтрекарока. Совместное владение… хотя пользоваться она им может только как кредитной картой. Купить в Паргороне можно что угодно, а вот творить с его помощью чудеса – это нет. Такого Хальтрекарок своим женам не позволяет.

Всего в Паргороне пять сословий. Выше всех демолорды, их двадцать семь, ниже всех простодемоны, их сотни миллионов. Мелкие тварьки без особых способностей. Слуги, крестьяне и чернорабочие. Те же храки, харгаллы и Безликие. От смертных отличаются только тем, что не стареют.

Второе сословие – мещане. Средний класс, чиновники и военные. Храпоиды, развраги, чрепокожие, вехоты, а также зажиточные простодемоны. В Паргороне система кастово-видовая, но социальные лифты все-таки имеются, подняться повыше возможно.

Третье сословие – аристократы. Шесть высших демонических народов – гохерримы, гхьетшедарии, ларитры, кэ-миало, бушуки и кульминаты. Кроме того, к аристократам причисляются полукровки-вайли, первородные дети Мазекресс и те немногие из мещан, кому удалось добиться высоких постов.

А четвертое сословие – титулованные аристократы. Их где-то сотни полторы. Бароны гхьетшедариев, банкиры бушуков, вексилларии гохерримов, Дамы ларитр и Великие Умы кэ-миало. Они подчиняются только демолордам и по силе уступают тоже только демолордам.

Официально Лахджа ни к какому сословию не принадлежит. Но жены-демоны демолордов приравнены к аристократам. А любимые жены – к титулованным аристократам. Могуществом Лахджа примерно им и соответствует – баронам и вексиллариям.

Может, все-таки немного слабее.

И опыта у нее, конечно, тоже гораздо меньше.

Но он постепенно копится. Хальтрекарок то и дело гоняет ее по каким-то поручениям. Заставляет делать все то, что нельзя поручить мелкой прислуге, но при этом лень самому.

Однажды она две недели провела в океане, спасаясь от упорной группы демоноборцев. Попутно помогла одному морскому народцу и потопила пиратский корабль. Потом целый месяц болталась в Мертвой Земле, прислуживая личу, заключившему сделку с Хальтрекароком. И еще как-то раз три недели проработала уборщицей в чертоге бога смерти.

А вспомнить ту ее охоту на двурога!..

Вот и он, кстати. Легок на помине. Лахджа вошла в лабиринт и встретилась взглядом с чудищем, похожим на двурогого коня. Злобного, плотоядного, очень агрессивного коня.

Паргоронский антипод единорога.

– Иди сюда, мой хороший!.. – протянула кусок колбасы Лахджа. – Ну иди!.. Иди ко мне!..

Двурог пристально посмотрел на колбасу. Фыркнул, выдохнув облако раскаленного пара. А потом резко развернулся и бросился наутек.

– Я что, все еще недостаточно хороша для тебя?! – завопила Лахджа, потрясая колбасой. – Ну погоди у меня!

В лабиринт демоница явилась, чтобы поискать улик. Она собиралась выяснить все об этих ворах, и начать решила с места, где те участвовали в крысиных бегах.

Знаменитого на весь Паргорон лабиринта Хальтрекарока.

Сейчас тут относительно безопасно. Сегодняшнее представление закончено, да и с лабиринтом оно связано не было. Постоянные обитатели остались на своих местах, но среди них нет способных навредить Лахдже.

Она взяла из архива кэ-миало воспоминание о тех крысиных бегах. Теперь оно крутилось у нее в голове, заново представало перед глазами. Все шоу Хальтрекарока запоминаются летающими мозгами досконально, в мельчайших деталях и подробностях. Сейчас Лахджа шагала как бы рядом с теми ворами – видела, как они избегают ловушек, как сражаются с чудищами.

Не было бы ничего сложного и в том, чтобы просто узнать, где они сейчас… если бы Лахджа знала их имена. Зная имя и хоть какую-то дополнительную информацию, можно отыскать кого угодно. Но если имен нет… все очень резко усложняется. А Хальтрекарок никогда не утруждал себя анкетированием жертв.

Вот и приходится разматывать клубочек постепенно.

Всего на пять минут демоница отвлеклась, заметив тентаклевый куст. Опять пророс. Цепкое у них семя – чуть-чуть не уследишь, и сразу прорастает, начинает охотиться. Храки их выпалывают, но везде не успевают. А сам Хальтрекарок может просто пожелать, и все кусты на его территории исчезнут навсегда, но разве у него допросишься?

Лахджа иногда подозревала, что он сам их тут и развел.

Впрочем, это не самое опасное растение. По-своему даже милое. Лахдже всегда было немного жаль от них избавляться, но ничего не поделаешь.

Впрочем, этот растет в лабиринте. Среди других чудищ. Пожалуй, его можно оставить – если он поймает кого-то из игроков, то это даже придаст шоу дополнительную пикантность. При мысли об этом Лахджа почувствовала легкое возбуждение и улыбнулась кустику.

Пусть себе растет.

А про воров она в лабиринте ничего интересного не узнала. Да, здесь она могла слышать их разговоры, но они не говорили ни о чем важном. В основном препирались и костерили друг друга.

Хотя команда у них подобралась неплохая. Противоречивая, неуживчивая, но странным образом слаженная. Дармаг оказался редкого мастерства воином, полугоблин отличался удивительной пронырливостью, волшебница для своего юного возраста очень неплохо колдовала, а жрец впечатлял остротой ума и убедительностью. Лахджа удивленно присвистнула, когда тот уговорил орка-конкурента оставить жизнь ему и убить другого конкурента. Одними только словами избавился от двух противников разом.

И они одолели нехедраха. Это не разумный демон, а только зверь, чудовище – но все равно очень опасное. Лахджа бы, конечно, расправилась с ним куда быстрее, но то она.

Убедившись, что в лабиринте улик нет, демоница вернулась во дворец. Выяснила, в какой камере держали тех четверых, и внимательно ее осмотрела. Жаль, времени прошло слишком много, харгаллы давно все починили. Теперь непонятно даже, как узникам удалось сбежать.

Зато понятно, куда они после этого направились. К сокровищнице. Возможно, поплутали по дороге – дворец-то у Хальтрекарока громадный, – но в итоге добрались, это уже известно.

Лахджа вызвала старших Безликих и велела бросить клич по слугам – кто видел этих четверых? Наверняка кто-нибудь видел – во дворце на каждом шагу челядь.

Храпоиды и развраги никого не видели. Но это Лахджу и не удивило – попадись вторженцы на глаза стражникам, их либо вернули бы за решетку, либо… либо стражников бы стало меньше. Как уж повезет.

А вот среди Безликих и харгаллов свидетели нашлись. Первые бесстрастно сообщили, что не получали указаний насчет этих существ, поэтому ничего и не делали. Вторые же рассказали, что видели их в зале бальных танцев, когда восстанавливали его после пожара.

Лахджа наведалась туда и с удовольствием убедилась, что зал блестит, как новенький. Словно и не был обуглен до головешек Князем Тьмы.

Демоницу аж передернуло, когда она вспомнила ту историю. Асмодей – любимый бро Хальтрекарока, но при этом редкий говнюк. Он вечно заявляется сюда тусить, ведет себя, как последний обрыган, домогается до всех, кого видит, и просто страдает херней.

В тот раз он показывал фокусы с адским пламенем. Вусмерть набухался, встал посреди зала и радостно заревел: «Хотите узнать, что такое адский гейзер?!»

Все уже знали, что такое адский гейзер в исполнении Асмодея, а потому бросились бежать, роняя кал. Кто-то даже застрял в дверях. Хальтрекарока рядом не оказалось, остановить ужравшегося Князя Тьмы оказалось некому, так что он успешно призвал адское пламя и одновременно адски перданул.

Огнетушитель эта скотина, конечно, не приготовила.

Потом, он, правда, показал еще и адский фонтан, так что от жара кристаллизовался не весь дворец, а только один зал. Но про это Лахдже вспоминать уже совсем не хотелось.

Так или иначе, воры ничего в этом зале не делали. Просто прошли мимо. Их видела парочка харгаллов, но и только-то.

Еще их видел один из дворцовых куржуев, но этого допрашивать бесполезно. Нет более ленивых и тупых существ, чем куржуи. Они как живые мусорные баки – просто лежат на одном месте и жрут все, что им приносят. Голодный куржуй становится смертельно опасным, но пока накормлен – хоть танцуй вокруг него, ничего не заметит.

Демоница пыталась расспрашивать всякую мелочь – шуков, газенят, паргоронских котят, – но уже совсем безрезультатно. Эти носятся по дворцу в невообразимом количестве и занимаются только тем, что болтаются под ногами.

Демолорду вроде Хальтрекарока вся эта челядь не нужна абсолютно. Они здесь только для антуража. Хальтрекароку нравится, что куча народа перед ним пресмыкается. Заглядывает в рот, осыпает комплиментами, смеется над его шутками. Вот и наполнил дворец приживалами и прихлебателями.

Платить им, конечно, ничего не платят, но работа непыльная, жизнь сытая, а служба престижная. Да и всегда есть шанс получить подачку, а то и пробиться на хлебную должность. Паргорон – это такое место, где выгоднее всего быть подле кого-то из демолордов.

Повторно осмотрев сокровищницу и ничего нового там не увидев, Лахджа пустилась дальше по следу. Тот, конечно, успел порядком остыть, но она точно знала еще по крайней мере одно место, где воры побывали до того, как сбежать.

Зона отдыха. Пляж с развлечениями. Здесь она сама их видела – и, наверное, стоило остановить их еще тогда… но кто же мог знать?

Вообще-то, Лахджа не имела ничего против, когда пленникам Хальтрекарока удавалось бежать. Все-таки ее и саму приволокли сюда насильно. Она со временем притерпелась, нашла в этом свои плюсы и никуда уходить не собиралась… но другим жертвам все еще сочувствовала.

После демонизации – меньше, чем раньше, но тем не менее.

Тем более, что далеко не все после похищения получают бессмертие, демоническую силу, высокий статус и регулярный секс, как она. Большинство просто отдает концы на арене или в лабиринте. Ее мужа и повелителя прозвали Темным Балаганщиком – и это то, чем он занимается по жизни. Развлекает Паргорон своими шоу.

Вот она, зона отдыха. Лахджа остановилась у края воды, любуясь набегающими волнами. Все-таки могущество демолордов впечатляет. Полное ощущение, что она на морском берегу, хотя это просто одна из дворцовых комнат. Вон двери, в крупных валунах по краям пляжа. За ними снова обычные коридоры.

Сейчас здесь людно. Самого Хальтрекарока нет, зато его жен – по крайней мере полсотни. Одни загорают, другие купаются, третьи катаются на байдарках и лопают вкусняшки. Большую их часть когда-то похитили из отчего дома – и большая же часть теперь не уйдет, даже если будут гнать пинками. Хальтрекарок умеет привязывать к себе.

Ага. Вот здесь Лахджа с Сидзукой занимались гимнастикой, когда мимо пробежали те воры-беглецы.

И с ними еще был Совнар. Лахджа это точно помнила.

Она не стала говорить об этом Хальтрекароку, решив вначале побеседовать с самим Совнаром. Но он как в воду канул. Обычно этот бушук всегда крутится где-нибудь поблизости – его достаточно окликнуть, чтобы вышел откуда-нибудь из-за угла. Чаще всего – в облике рыжего кота.

Но сегодня… он явно от нее прячется. Значит, точно как-то связан с этой историей, а не просто случайно оказался в том же месте.

И можно, конечно, пойти и доложить мужу… но не стоит с этим торопиться. Совнар тот еще пройдоха, но Лахдже он по-своему нравился. Он уже не раз ее выручал – причем почти что бескорыстно. Это Совнар в свое время помог ей тут освоиться и овладеть демонической силой. И это Совнар однажды спас ее в одной очень серьезной передряге.

Так что она не собиралась портить с ним отношения, пока не выяснит, какое он имеет отношение к беглецам и украденной ими шкатулке.

К сожалению, в тот раз на пляже было не так людно. Только она сама, Сидзука и… да, Асмодей. Но старый черт ничего не видел, потому что дрых… да, вон в том месте. Там, где лежит и сейчас.

Лахджа недоверчиво уставилась на Асмодея. Так уж совпало, что сегодня он снова здесь валяется. Облюбовал участок пляжа. Впору уже табличку ставить: «Зарезервировано для Асмодея, не занимать».

– Привет, Асмодей, – неохотно поздоровалась демоница.

– Привет, Лахджа! – оскалился Асмодей, прихлебывая пиво из бокала. – Хочешь выпить?

Лахджа на секунду задумалась, не лучше ли удрать подобру-поздорову. Асмодей производит впечатление нелепого жирного свинтуса, но по большому счету это просто притворство. Многие демоны предпочитают носить маски. Прикидываться добренькими, слабенькими или глупенькими.

Им так проще охотиться. Проще собирать души.

Асмодей свою маску носит постоянно. Лахджа его в другом состоянии и не видела. Только иногда, очень-очень редко, под этим тупым пропитым мурлом проглядывает что-то… взгляд на долю секунды становится острым и внимательным…

– Ну что, по пивку? – снова предложил Князь Тьмы, опрокидывая в пасть бокал. Пива в нем не убывало. – Подь сюда, не ломайся.

– Ну даже не знаю, – насмешливо произнесла Лахджа, оставаясь на месте. – Это не ловушка, случайно?

– Не-е-е!.. – гыгыкнул Асмодей, колыхнув жирным пузом. – Какая это может быть ловушка? Разве что ловушка любви!

– Скорее прелых складок и потных подмых, – покачала головой Лахджа.

– Зря ты так к этому относишься. Не знаешь, что теряешь.

Демоница закатила глаза. Она еще и поэтому не любила общаться с Асмодеем. Он каждый раз пытается подкатывать к ней яйца.

Он вообще ко всем их подкатывает, но к ней – особенно упорно.

Это не очень-то приветствуется среди бугров – клеиться к чужим любимым женам. Но Хальтрекароку в целом похер, и Асмодей у него давний бро. Так что приходится отбиваться самой. Причем просто дать пинка невозможно – это Князь Тьмы, он Лахджу в блин может раскатать.

И прекрасно это знает… а что еще хуже, знает, что она это знает.

– В моем гареме как раз есть вакантное место, не интересует? – подмигнул Асмодей. – Мои женщины – самые счастливые женщины во всех мирах.

– Когда ты здесь, а не с ними?.. Ну возможно.

– Я сделаю вид, что не слышал этой неудачной попытки меня оскорбить, – помрачнел Асмодей. – А ты не отказывайся так сходу-то. Ты подумай.

– Мне лестно, конечно, но я не променяю красавчика-мужа на пенсионера с ослиными ушами, – сухо ответила Лахджа.

– У меня ослиные не только уши. Хе-хе-хе-хе.

– Так, все, я пошла. У меня дела, вообще-то.

– Твоя беда в том, что ты все время чем-то занята, – нравоучительно произнес демон. – Ты не умеешь расслабляться, Лахджа. Садись лучше ко мне на колени – и сразу забудешь о своих делах.

Лахджа пристально на него посмотрела. Она не очень понимала, почему Асмодей все время пристает именно к ней, когда вокруг столько других потаскушек.

Они все доступны. Более чем доступны – только помани.

Хотя именно в этом и дело, подумала Лахджа. Скорее всего, Асмодея в ней привлекает именно то, как мало она подвержена влиянию скверны. Для демоницы Лахджа невероятно добродетельна, если можно так выразиться.

А совращение добродетельных – его любимая тема.

Но Лахджа знала его натуру, так что с ней это не работало. И Асмодей это тоже знал, поэтому толком и не старался. Просто лениво клеился время от времени. Инстинкт у него срабатывал.

И когда Лахджа пошла к выходу, Асмодей сразу о ней забыл.

Изучить осталось немногое. Скотный двор на четвертом этаже. Именно там держали вехота, которого те воры освободили и с помощью которого сбежали.

Найти что-то в его клетке Лахджа не надеялась. Ее давно вычистили и посадили нового зверя – шипастого обезьяноподобного карака. Тот жалобно подвывал и тряс решетку.

Зато Лахджа просмотрела записи старшего скотника. Этот грязный толстый храк представил демонице многостраничный талмуд, куда много лет от руки вписывал имена, родословные и привычки своих подопечных.

Про вехота запись была на диво подробная. Раньше-то он был одним из личных вехотов Хальтрекарока – тех, что приписаны к его дворцу и лабиринту. Развозил по домам пьяных гостей, иногда катал жен. Бывало, что и сам хозяин счастливил его своим присутствием, хотя гхьетшедариям транспорт обычно не нужен, они мгновенно переносятся куда пожелают.

Но этот Хальтрекарока иногда все же возил. Когда тому приходила блажь полетать над своими владениями, возлежа в роскошном ландо. Вехоты умеют превращаться в любой вид транспорта, какой только существует в этом или близлежащих мирах.

А еще Хальтрекарок любил поболтать со своим возницей. Вехоты – существа высокоинтеллектуальные и с широким кругозором. Они могут поддержать беседу практически на любую тему.

Жаль, что этот конкретный вехот не уловил момент, в который его мнение не сошлось с мнением хозяина. А злить демолорда всегда чревато неприятностями. Особенно если этот конкретный демолорд – избалованный деспот-самодур вроде Хальтрекарока. Ему разумное существо убить – что листок с дерева сорвать.

Вехота он, правда, не убил, но исключительно потому, что тот разозлил его особенно сильно. Хальтрекарок сбрил ему гриву, чтобы не сбежал, и заковал в цепи. Решил поизмываться подольше… но потом просто забыл о нем.

У Хальтрекарока вообще память, как у золотой рыбки.

Так или иначе, воры вехота освободили. Разбили цепи… скорее всего, секирой Рузульвета. Демоница уже выяснила через сеть кэ-миало, что эта секира – помнящий артефакт, принадлежавший древнему титану Рузульвету. В общем-то, ничего особенного, но обладает одним полезным свойством – повышенным уроном клеткам, цепям, замкам и прочим запорам. Рузульвет был слегка повернут на теме освобождения узников.

И это значит, что воры все-таки действовали не наобум. Они точно знали, куда идут и что делают. Золотишко и прочую ерунду, наверное, прихватили просто так, насовали в карманы по дороге… а вот секиру взяли целенаправленно.

Или же им просто повезло. На самом деле элемент случайности тоже не стоит отбрасывать – многие важные события происходят просто потому, что какая-нибудь дура разлила масло.

Так или иначе, даже демонические цепи перед этой рубилкой не устояли, и воры сбежали с вехотом и шкатулкой. Где их теперь искать – непонятно.

Немного подумав, Лахджа спросила, кто брил вехоту гриву и где его шерсть. Оказалось, что старший скотник и брил, а шерсть сберег, ожидая дальнейших указаний. Шерсть с гривы вехота – ингредиент ценный, какие-нибудь колдуны заплатили бы золотом по весу.

Но Хальтрекарок на подобную мелочевку плевать хотел, и шерсть несколько месяцев просто лежала в коробке среди прочего хлама. Немного сопрела, но ничего критичного. Лахджа взяла прядь погуще, потерла ее между пальцев, рассмотрела как следует ауру.

Интересно, чем она пахнет? Лицо демоницы резко вытянулось, превращаясь в морду гончего пса. Обоняние сразу же обострилось, мир наполнился запахами. Она принюхалась к шерсти, но все, что смогла сказать – след давно простыл. Даже если вехот все еще в Паргороне… хотя самостоятельно он его покинуть и не может. Без гривы-то.

Нет, так не получится. Эфирная нить стала слишком размытой и не читается. Не хватает на это способностей Лахджи. Нет среди ее Ме ничего подходящего.

Значит, нужно новое. Поисковое.

Речь о его драгоценной шкатулке, так что Хальтрекарок вряд ли откажет.

1 отзыв на Апофеоз

  1. manvaru

    *оправляет пикейный жилет* Да-а, Рудазов – это голова! Красиво завернул, масштабно навертел. Не ЗНБись, конечно, но, пожалуй, БПично, если не в смысле батальных сцен, то уж точно по размаху происходящего. И арсенал чеховский как грамотно размещён! А матчасти, матчасти-то сколько!.. Да, Рудазов – это голова.

    И Бельзедор – это голова! Сразу видно толкового Тёмного Властелина, не только перенимающего опыт коллег из-за Кромки, но и подвергающего этот опыт улучшениям. Лорд Бельзедор не оскверняет лифты и лестницы лично – на то есть соответствующий приспешник! И имидж, несомненно, выдержан до мелочей. Едва ли не каждым своим появлением наш Властелин крадёт шоу у всех остальных, этого не отнять. К тому же он держит обещания! Ну как не умилиться при виде Леонарда, действительно получившего розовую мышку?

    Аристинда – это голова!.. Не то, чтобы нам много о ней рассказали, но как я мог пройти мимо ускорителя эфира?! И, раз уж на то пошло, мэтр Курдамоль – тоже голова. Вся прогрессивная общественность ждёт его замечательного протрезвляющего хомунция, чтобы импортировать его с Парифата и устроить всем пи… ршество духа и торжество разума!

    А вот Бриар – это не голова. Это, не побоюсь процитировать мэтра Эйхгорна, чёртов сука гений! Погорел, конечно, на излишней гордыне, но технически поставленную задачу реализовал, так что гений, без вопросов, и просто шикарный мужик. Пока он был жив, читать флэшбэки было одним удовольствием. Смотреть за тем, как всё неуклоннее загибается его детище, было не так здорово, но всё равно предельно интересно. Наконец-то Парифатская Империя из абстракции превратилась во что-то живое и дышащее, и мы хоть краешком, но посмотрели, как там жилось и за счёт каких процессов навернулось. Эх, Спектральную Сеть жалко!.. Не только её, конечно, но тем не менее. И того паренька из Смутных времён, выдиравшего странички из Криабалов. Вообще очень фактурно вышло, флэшбэки расположены в стратегически продуманных местах, обе линии взаимно проясняют друг друга. Обожаю подобную структуру, надеюсь, Рудазов к ней ещё вернётся – отличный опыт вышел.

    И Антикатисто – это, увы, не голова. Я как-то надеялся на более интересную мотивацию, чем «обжёгся, свихнулся, стал воинствующим луддитом». Обидно, государи мои – такой ведь был великий волшебник!.. Впрочем, закономерно, что в итоге всего этого финальная махла обрела нотки какого-то чёртового балагана. Далеко не самая бафосная последняя битва, что мне встречалась – в конце концов, я «Дорохедоро» читал – но тем не менее.

    Впрочем, бушук с ней, последней битвой, зато Александр Валентиныч порадовал нас большим количеством душегрейки. Имрата в Алмазном Бастионе, Трантарикуририн, нашедший-таки невесту, белка, получившая имя. Мектиг и Джиданна, опять же – очень занятно было за ними наблюдать, хотя вполне явные намёки в предыдущем томе мелькали, сюрпризом это не стало. Но всё равно доставило.

    Дрекозиус. Опять-таки голова, не отнять. Шикарен, как прежде, а когда до меня начало доходить, откуда эти сны – я проорал, кажется. Добавил, когда заметно позже эта версия прямо подтвердилась. Это автор красиво и изящно повернул, несомненно, а заодно добавил нашему жрецу новый повод понтоваться. Аве, цесаревич Дрекозиус, наследник Колдующих Императоров, епископ Пайнка!.. Многие лета, живи долго и счастливо, благо у тебя есть на то все средства.

    И Фырдуз тоже голова – не так, как вышеназванные, но всё равно молодец. Отлично научился пользоваться самым ущербным из Криабалов, спас две страны (и весь Парифат в хорошей компании), замирился с Орказароком и получил поистине великого правителя своей родной державе. Так держать, маленький кобольд.

    Танзен и Массено хороши, отлично сработались. За Танзена немножко обидно, пришлось сотой формой брать всего-навсего хобия. Но сто первая и сто вторая порадовали неизбывно. Назначение Массено было предсказуемо, но оттого не менее приятно.

    Лахджа. Шикарна, что тут ещё сказать, надеюсь, ещё мелькнёт в «Байках». В какой-то мере (только при написании этого отзыва в голову пришло) смахивает на женскую версию Олега, только больше наслаждается, нежели страдает от своего положения. Ну и воздержанием с комплексами вместе не мучается, ага. А так у них нашлись бы общие темы побазарить, я думаю. Два брата-акробата, злобных демолорда, тоже по-прежнему роскошны, перчён пирог. Хотя сама линия с ларчиком завершилась довольно скромно, немного скомкано. Но всё же достойно.

    Что ещё?.. Удивительно было узнать про частичную антимагию. Интересно, на современном Парифате вообще знают, что так можно? Кустодиану пригодилось бы, наверное.

    Конклав как посмертный персонаж дико доставил. При жизни следить за ними было не так интересно.

    Плацента. Nuff said.

    Славная книга.

    P.S. Так и не впилил, кто же всё-таки дал героям наводку на координаты Апофеоза, хм.

Добавить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *